Освенцим и "окончательное решение" Л. Рис - Подробно

Освенцим. Нацисты и «окончательное решение»

Рассказчики. Свидетели Освенцима

Немецкая сторона. Важным интервьюированным для материала о лагере смерти Аушвиц стал бывший член СС, работавший на хозяйственной должности Оскар Гренинг. Он прибыл в концлагерь Auschwits летом 1942 года, был возмущен увиденным, подавал рапорт об отставке. Но он остался работать, принимал участие в разграблении ценностей узников Освенцима, а после войны, даже спустя шестьдесят лет, остался верен своим убеждениям. На примере этого бывшего члена СС,  Лоуренс Рис рассматривает формирование облика немца, который был вовлечен в Холокост и «окончательное решение еврейского вопроса». Со слов бывших узников лагеря Освенцим-Биркенау и на основе материалов архивов, он раскрывает истории еще ряда функционеров, даже историю любви между офицером СС и еврейкой, узницей лагеря.

Как и другие исследователи до него, Лоуренс Рис питается ответить на почти риторические вопросы, когда руководством нацисткой Германии было принято то самое «окончательное решение еврейского вопроса», на каких уровнях передавались эти указания до самых дверей газовых камер Аушвица. Он апеллирует к известным фактам о встречах Генриха Гиммлера и Адольфа Гитлера, о встречах и обсуждениях Гиммлера, Рудольфа Хесса, Гейдриха, Эйхмана, официальных раутах СС. На удивление, подробно не рассматривает участников Ванзейской конференции. Кроме самого Освенцима, вкратце затрагиваются личности комендантов других лагерей смерти на территории оккупированной Польши, как Штангль и Вирт.

Немецкие действующие лица Холокоста евреев Аушвиц

Жертвы и свидетели. Здесь были использованы обширные интервью, которые Лоуренс Рис уже ранее брал для телеканала BBC – в примечаниях книги есть уточнения по источникам большинства из них. Около тех десятков рассказчиков, которым уделено разное количество внимания. Истории одних проходят красной нитью через главы, другие упоминаются в конкретном контексте. Это и любовная, если так можно выразиться, история между заключенной и офицером СС в Аушвице. Откровения бывшего члена Израильской разведки, линчевавшего немцев после войны. Мужчин и женщин, которые жили в гетто, созданных немцами в Польше. Людей, переживших непосредственно заключение в Аушвице, даже члена зондеркомандо Освенцима, который делится своими эмоциями от первой обработки убитых людей в газовой камере. Бывшие узники концлагеря Освенцим

Источники для книги

Как и в случае с другими документальными бестселлерами о Второй Мировой Войне Лоуренса Риса («Нацисты: Предостережение истории», «Ужас на Востоке», «Темная харизма Адольфа Гитлера»), книга, которую мы рассматриваем, была написана после одноименного телесериала BBC. Дело в том, что в рамках подготовки сценария для масштабного шоу, Лоурес Рис брал сотни интервью у пожилых свидетелей, общался с историками, культуроведами, религиозными деятелями. После выхода сериала «Освенцим: Нацисты и Последнее решение» (Auschwitz: The Nazis and the ‘Final Solution) автор систематизировал и дополнил собранные материалы и написал одноименную историческую книгу.

Телесериал BBC и книга Лоуренас Риса

У изданий книг Лоуренса Риса нет привычной для многих авторов расширенной библиографии с подробным перечнем источников. Зато есть расширенные примечания, из которых можно почерпнуть названия для факультативного изучения темы. В частности, были использованы многочисленные материалы Государственного музея Аушвиц-Биркенау в Польше, а также советы и рекомендации их ученых работников. Одним из активных консультантов сериала и книги выступил известный немецкий историк Ян Кершоу. Цитируются выдержки из ряда известных книг о Холокосте евреев, истории Третьего рейха, Второй Мировой Войны, так и многочисленных статей историков и выживших свидетелей. Приводятся ссылки на интервью, взятые самим Рисом для телеканала BBC.

Книги по истории окончательного решения еврейского вопроса

1 — Непредвиденное начало

Лоуренис Рис начинает свой основной рассказ с судьбы одного из исполнителей того самого окончательного решения еврейского вопроса, прибывшего в оккупированную Польшу с обширным багажом вещей – первого коменданта концлагеря Освенцим Рудольфа Хесса. Автор не стал подводить к теме строительства лагеря Освенцим с выписок строительных подрядов, расчётов площади, количества гвоздей. На примере Хесса, который ранее зарекомендовал себя в Дахау, показана продолжительная система становления общественного мнения в Германии и строительство лагеря смерти Аушвиц – как отображение поколения. Этими более глубокими, чем обычно принято затрагивать тему концлагерей, рассуждениями книга напоминает разбор исторического контекста Иоахимом Фестом в трехтомной биографии Гитлера. Таким образом, Лоуренс Рис подчеркивает значение лагеря Освенцим как печального символа эпохи, крайности человеческой природы, а не просто некоего места в Верхней Силезии тысячелетнего рейха.

Автор разбирает первые этапы создания концлагеря Освенцим на уровне воплощения планов и грез высшего руководства тогдашней Германии Гитлера и конкретно СС. Именно этой структуре автор уделяет первоочередное значение — формированию идеологии, кастовой преданности, чувства собственной значимости, что сделали из Освенцима то место, которым его увидел мир после окончания Второй Мировой Войны. Бегло Рис проходит по неорганизованности материального обеспечения лагеря на первом этапе, описывает, по свидетельским показаниям, условия в Освенциме в первые месяцы. Затрагивает сотрудничество СС с концерном I.G. Farben. Рассматривая лагерь как символ будущего Холокоста евреев и окончательного решения еврейского вопроса, историк Лоуренс Рис обозревает этапы так называемого окончательного решения еврейского вопроса в первые два года войны, до начала массовых убийств. Когда из Освенцима могли освободить, например, заключенного поляка, за работу и хорошее поведение.

Строительство лагеря Аушвиц - Глава 1

2 – Приказы и личная инициатива

Вторая из шести глав книги «Освенцим. Нацисты и «окончательное решение еврейского вопроса» избегает топорной календарности, которую можно ожидать – вступление проходит без явного временного перехода. Здесь Лоуренс Рис еще сильнее привязывает развитие и строительство Освенцима к изменениям в расовых крайностях немецкого режима, теперь к ситуации на Восточном фронте и на обширных оккупированных территориях Восточной Европы. Как и в своей книге «Нацисты: предостережение истории», британский историк связывает начало Холокоста с походом Вермахта на Восток. По мере того как сформированные карательные отряды на оккупированных территориях перешли к физическому уничтожению людей, мужчин и женщин, детей и стариков, политруков и партийных членов, цыган, менялось значение и лагеря Освенцим. От концентрационного лагеря, откуда еще недавно можно было даже выйти на волю, к формированию зловещего образа фабрики смерти Аушвиц, который все знают.

Документальное повествование постоянно меняет место действия, рассказчиков и оттенки тематики. Затрагиваются условия жизни в еврейских гетто, устроенных немцами в польских городах. В частности, параллель между плачевной ситуацией в Лодзи и строительством первого лагеря смерти в Хелмно. Так же в этой главе автор подводит к началу масштабной депортации людей разных национальностей со всей Европы, в том числе самой Германии, на Восток – как в гетто, так и уже напрямую в лагеря для так называемого окончательного решения еврейского вопроса. Красной нитью по разделу проходит печально известная Ванзейская конференция, ее значение, ключевые участники и инициативы, которые были там утверждены, с одобрения наивысшего начальства Рейха.

Генрих Гиммлер инспектирует лагерь смерти Освенцим

3 – Фабрика смерти

В этой главе речь еще не идет о самой активной фазе функционирования Освенцима, как лагеря смерти и пункта «обработки» людей со всей Европы. Читателя начинают знакомить с географией этих самых перемещений. Франция, которая были лишь частично оккупирована немецкими войсками, содействовала, в разной степени, депортации евреев из своей страны, большая часть из которых, в особенности дети, нашли свою смерть в газовых камерах Освенцима-Биркенау. Лоуренс Рис приводит воспоминания выживших свидетелей, среди взрослых, которые запечатлели в памяти сцены с маленькими детьми в лагере – даже не узниками, так как их не оставляли для работы в лагере. Интересно узнать малоизвестную географию высылок в Аушвиц. Например, едва ли многие встречали в других источниках подробности о десятке людей, которых выслали с территории Нормандских островов, маленького архипелага у побережья Франции под юрисдикцией Британской империи. Таким образом, пока вторжение в Англию так и не состоялось, даже отдельным евреям оккупированных территорий была уготована участь депортации в лагерь Освенцим.

Если во второй главе, наряду с Аушвицем уже шла речь о Хелмно, то здесь история по датам подошла к 1942 году и созданию трех лагерей смерти операции Рейнхард. Автор дает краткую вводную о том, где, как и с какой целью создавались лагеря Треблинка, Белжец и Собибор. Приводит свидетельства очевидцев, исторические документы, сравнения с тем же Освенцимом и предыдущим опытом в окончательном решении еврейского вопроса. Вместе с этим, автор, приводя пугающую статистику, несколько раз оговаривается, что на тот момент Аушвиц не мог соперничать, если это слово вообще применимо, в масштабах содеянных зверств, с тремя новыми лагеря, но это было тогда, в 1942-м году.

Третья глава - создание фабрики смерти

4 – Коррупция

Несмотря на название главы и вполне очевидные ассоциации, которые возникнут у большинства, здесь речь не будет идти о коллаборационизме, в том числе в гетто. Во-первых, речь в данном разделе пойдет о медицинских экспериментах, печально известных опытах на заключенных, которые проводились в Освенциме. Автор не ставит задачу описать все известные эксперименты, а сосредотачивается на работе ангела смерти доктора Менгеле. Рис в который раз ставит почти риторический вопрос о том, как люди становится безразличными к судьбе себе подобных. Как вчерашний офисный работник или врач дававший клятву Гипократа, находит себе подходящие оправдания, чтобы не просто навредить другому человеку, заключенному лагеря Освенцим, но и лишить тысячи людей жизни в угоду эфемерной высшей цели.

Все же слово коррупция, в контексте Аушвица, имела вполне прямое значение. На основе трофейных документов СС и свидетельств бывших заключенных и даже охранников, восстанавливается картина эксплуатации не только человеческих ресурсов, жизни и смерти, но и всех вещей, с которыми в Освенцим прибывали узники. Даже в такой дисциплинированной структуре со строжайшими условиями отбора и правилами, процветала коррупция и нажива на ценностях, которые буквально лежали в достатке перед глазами.

Коррупция в лагере Аушвиц

5- Безумные убийства

Эта глава уже определена более конкретно одной темой и небольшим временным отрезком – лето-осень 1944 года и речь пойдет о самой активной фазе работы Освенцима-Биркенау по приему людей для «окончательного решения еврейского вопроса». Депортация евреев из Венгрии и целая череда событий внутри Германии и во внешнеполитической ситуации, которые сопровождали этот процесс. Краткая вводная информация дает понять, какая ситуация сложилась с отношениями этого государства и Германии на разных этапах войны. Когда инициатива недавнего союзника и покровителя победы была навсегда утрачена, руководство Венгрии содействовало отправке на смерть многочисленной еврейской общины в стране.

Лоуренс Рис обращается к закулисным моментам этой трагедии, а именно к беспрецедентным переговорам за жизнь сотен тысяч людей. Какова была реакция стран-союзниц, международных еврейских организаций. Также автор обращается к редкой в историографии теме, как целесообразность нанесение воздушных ударов по Освенциму, железнодорожным путям и крематориям. Можно ли было предотвратить, замедлить или остановить самые массовые, на единицу времени, убийства людей в Аушвице.

Депортация венгерских евреев в Аж-высь

6 – Освобождение и возмездие

В сознании большинства людей освобождение узников из концентрационных лагерей было настоящим триумфом для обеих сторон. Даже, когда в бараках Освенцима была слышна канонада советских орудий, наступающих в Верхней Силезии, оставшихся в заключении узников выгнали на улицу для перемещения на Запад – пешком. После все, казалось бы, немыслимых испытаний и условий, смерть ожидала измученных людей впереди. Лоуренс Рис берет за основу историю так называемых маршей смерти, которые имели место и в других местах оккупированных территорий, например, печально известно шествие из Будапешта. Он приводит воспоминания ряда бывших узников Освенцима-Биркенау, которые шли по дорогам Польши в январские морозы под пристальным наблюдением охраны.

Глава 6 - освобождение лагерей

Далее автор обращается к непопулярной и редко вообще рассматриваемой теме – ассимиляции евреев и других заключенных после освобождения зимой-весной 1945 года. Как проходило возвращение в бывшее дома, где уже жили новые хозяева, каково было отношение к измученным путникам со стороны местного населения. Рис раскрывает такие смелые темы, как антисемитизм, который продолжился и даже в отдельных случаях был страшнее Освенцима. Расправы над бывшими немцами, даже такими же пленниками тех же лагерей, не говоря уже о самосудах над охранниками из СС. Поиск бывших нацистских преступников и процессы над ними – такими, как Хесс и Эйхман. И заканчивается глава призывом помнить то, что отождествил собой ужас Освенцима, даже когда все живые свидетели уйдут.

«Освенцим: Нацисты и Последнее решение» (Auschwitz: The Nazis and the 'Final Solution)

17 февраля 2017