Нацисты: Предостережение истории

Предисловие к книге вдохновляет потенциального читателя утверждением, что известный сегодня популяризатор истории, в частности, Второй Мировой Войны, Лоуренс Рис в течение шестнадцати лет собирал свидетельские показания и работал с общедоступными и не только источниками. Британский историк и в прошлом креативный директор исторических программ на BBC известен своими документальными проектами и книгами, среди которых, в первую очередь, «Нацисты: Предостережение истории» (Nazis: A warning from history, 1997). Как говорит сам автор в предисловии, это не разбор военных компаний и решений, но попытка проникнуть в суть такого явления как нацизм. Пока еще не ушли живые свидетели того периода, с их помощью и, опираясь на опыт прошедших десятилетий, попытаться вынести урок из истории Третьего рейха, идеологической войны в Европе и тоталитаризма, как явления общества. Перед нами не свод незыблемых энциклопедических фактов, но очень интересная монография для широкого круга читателей. Читается на одном дыхании от главы к главе, как самодостаточный исторический труд.

Нацисты: предостережение истории

Глава 1. Путь к власти

Эта популярная тема, так или иначе, разбирается в каждом серьезном труде о Второй Мировой Войне, и все же Рис подходит к ней с превосходящей долей авторского анализа и с не столь известным и цитируемым фактическим материалом. Каким же образом политическая сила, не предлагающая внятной программы и структуры, набрала всего 2.6 процента голосов избирателей на выборах 1928 года, через пять лет получила полноту власти не только в Рейхстаге, но и в умах целой нации. Историк и публицист, который спустя время напишет книгу «Темная харизма Адольфа Гитлера», беспристрастно разбирает ключевые работы и свидетельства о приходе национал-социалистов к власти. Униженный поражением в Великой войне народ, подогреваемый красной революцией и мифом об «ударе в спину» тыловых предателей. Навязанные гордой нации условия невыносимого Версальского договора, астрономическая инфляция валюты в стране и кусок колбасы за 4.4 млрд марок. Иностранцы, нагло скупающие за бесценок антиквариат и недвижимость. Тяжелейшие последствия общемирового экономического кризиса и все возрастающее влияние коммунистического движения.

Приходу Адольфа Гитлера и его движению к безразмерной власти предшествовала беспрецедентная история успеха, обязанная всем вышеперечисленным предпосылкам. Несколько лет демократии Веймарской республики не прижились в сознании целой нации, и потребность в сильной руке вывела на первый план таких лидеров, как новый фюрер. Внутренние перипетии партии, напряжение между лидерами ее ячеек, неудавшийся государственный переворот и суд, отсутствие поддержки армии, опасный уровень насилия на улицах от выходящих из-под контроля боевых отрядов коричневорубашечников, противодействие со стороны президента Рейха и значимых политических фигур. Приход НСДАП и ее лидера не был одномоментным, как и предопределенным, несмотря на фантазии Гитлера, событием. Это историческое событие уходило глубокими корнями в немецкую историю и стало искрой сохраняющегося напряжения в Европе. Приводятся отрывки интервью участников движения националистов, а также их оппонентов – тогда молодые и энергичные люди, комментируют свои эмоции от всей цепочки событий 1920-1930-х годов.

Приход Адольфа Гитлера к власти в Германии

2. Как правили нацисты

Здесь автор логически продолжает тянуть историческую нить после 30 января 1933 года и разбирает структуру государственного и общественного управления в новообразованном «тысячелетнем Рейхе». А также новый виток насилия по отношению к сотням тысяч неугодных новому режиму и его идеологии людей. Декрет о чрезвычайных полномочиях правительства, во главе с канцлером, объединение двух самых важных в стране должностей в одном человеке, принятие расовых законов, уничтожение демократической прессы и оппозиции как таковых. Живые свидетели тех давних событий делятся переживаниями и унижениями, которые им пришлось пережить за шестьдесят лет до интервью. Рейды штурмовиков по домам еврейского населения. Избиение первых попавшихся под руку людей, вне зависимости от пола, возраста и убеждений. Заключение в концентрационные лагеря коммунистов, социал-демократов, «недостаточно» правых националистов, гомосексуалистов, цыган. Как замечает автор, тогдашний Дахау и другие немецкие лагеря имели мало общего с последующей фабрикой смерти перенимателей их опыта, но корректны ли такие сравнения.

Еврейские погромы Хрустальной ночи

Хоть и местами с излишней долей предвзятых эмоций, Рис кратко разбирает тему государственного порядка, иерархии, под лучами славы НСДАП и лично фюрера немецкого народа и рейха. Государство показало стремительный экономический рост, позволило себе программу полного перевооружения, во многом благодаря таким личностям, как Альберт Шпеер и Ялмар Шахт. Их идол, как известно, одержимый понятиями естественного отбора, отнюдь не способствовал налаженной системе подчинения. Несколько людей разных должностей могли получить одни обязательства, а самой канцелярией фюрера занималось целых пять ведомств, проявлявших честолюбие в попытках завоевать внимание Гитлера. Свидетельства людей, знавших лидера тогдашней Германии, описывают его привычный распорядок дня, в особенности в загородной резиденции Бергхоф. И пока шеф начинал свой день в обед, а вечером смотрел приготовленные доктором Геббельсом фильмы, целая государственная машина руководствовалась сводом абстрактных понятий, что есть правильно и что угодно партии и ее вдохновителю.

Одной из важнейших тем данной главы выступает зарождение чудовищной, по своей изощренности, практики эвтаназии неполноценных – тех самых untermensch, в особенности детей с отклонениями психологического или физического здоровья. Печально известная программа Т-4 и уничтожение неполноценных, с точки зрения пропагандируемой расовой теории, детей. Письмо от немецкого отца, положившее начало массовым преступлениям, известным сегодня под общим обозначением «Дело Кнауэра». История больницы Аплербек в Дортмунде – это пример тех самых злодейств, давших название книге. Особенно эмоционально воспринимаются свидетельства очевидцев, которых шесть десятилетий мучили мрачные картины прошлого, и возмущение местного историка, не услышавшего раскаяния от вчерашних палачей.

Как правили нацисты в 1930-х

3. Ошибочная война

Начинается глава с довольно популярной ремарки, которая цитирует стенографические записи в ставке Гитлера Бергхоф 27 июля 1941 года (Записанные Генрихом Геймом и опубликованные в книге стенографиста следующего периода – Генри Пиккера под названием «Застольные беседы Гитлера»). Гитлер восхищается историческим фактом, что 250 тысяч англичан контролируют Индию с населением в четыреста миллионов душ. Это принципиально важное вступление сразу по двум  причинам. Во-первых, слова вождя Третьего Рейха характеризуют тот мир послевоенного, естественно, успешного для Германии, будущего, который рисовал он у себя в голове. Раса высших людей, господ арийской крови, должна была подчинить все слабые и низшие по достоинству и чистоте крови нации. И с помощью оккупационных войск управлять колоссальными завоеванными территориями и человеческим ресурсом.

Во-вторых, в этой части книги обстоятельно развивается отношение лидера амбициозных покорителей к государству, которое он считал равным в арийском стане – Великобритании. Ведь в сентябре 1939 года представители всех заинтересованных сторон оказались в недоумении. Нацистская Германия заключила союз, и даже определила сферы влияния со своим идеологическим и не раз проклинаемым публично врагом – Советским Союзом. В тоже время, вновь развязана война с Западными демократиями и, в особенности, с Британской империей. Мечтам о власти одной державы на суше и другой на море настал конец. Не последнее место в этом долгом процессе сыграл один из самых одиозных первых лиц Германии – Риббентроп. Нацистское приветствие при первой встрече с королем Англии, ненависть и презрение на туманном Альбионе и у себя на родине. Человек, который нашел подход к своему покровителю и бережно помогал нести искру огня будущей Мировой Войны.

После признания поражения в Первой Мировой Войне, с подписанием Версальского договора, уже не Кайзеровская Германия, но Веймарская республика практически лишилась вооруженных сил. 100 000 человек  Рейхсвера, как предел личного состава, фактическое отсутствие ВМС и ВВС, как организаций. Поэтому завоевательным планам Гитлера предшествовали долгие годы подготовки не только умов нации, но и пушек, гранат, орудий к экспансии. Так называемая программа перевооружения, с большим успехом уводившая оппонентов от сути происходящего, позволила создать самую сильную, в реальных действиях, армию на континенте того времени. За этим, как и за экономическим чудом вывода страны от жесточайшего экономического кризиса, стояли отнюдь не штурмовики Рёма. Палками и строевым маршем не восполняются миллиардные оборонные заказы. Среди видных деятелей режима, впоследствии ставших фигурантами Нюрнбергского трибунала, был Ялмар Шахт. Как подводит черту автор – самый образованный из тогдашних первых лиц Рейха.

Программа перевооружения Германии

4. Дикий Восток

Назревающие параллели с небезызвестным периодом в истории США быстро уходят на второй план, как и всякая романтика. Ни одна страна не подверглась такому всестороннему насильственному воздействию, как Польша в период с 1939 по 1945 годы. Речь здесь пойдет не о том Восточном фронте, о котором большинство сразу подумает, и еще не о Холокосте еврейского населения. Рис рассматривает беспрецедентное переселение народов, одной из трагичных страниц которого стала так называемая германизация оккупированной Польши. Разделительная, более чем условная, черта на карте и три наместника, в худших традициях феодального наследия, определили будущее десятков миллионов людей не только на шесть лет войны, но на десятилетия, если не столетия вперед.

Гауляйтеры Польши - германизация страны

После феноменального Блицкрига Вермахта, за исполнение обещания фюрера установить на Востоке новый порядок, взялись три честолюбивых и, как показало время, беспринципных человека, под которыми и в помощь которым (со стороны СС) заработал целый оккупационный механизм гонений. Гауляйтеры трех новообразованных провинций, каждый по-своему, определили свои цели по приведению вверенных территорий в соответствие с политикой превосходства нации и тем, что одобрил бы сам фюрер. Артур Грайзер, Ганс Франк и Альберт Форстер, каждый на ведомой ему территории, беззаботно жили в огромных особняках, лишая сотни тысяч поляков и евреев крыши над головой и жизни.

Процесс печально известной германизации Польши – это, среди прочего, пример невиданной доселе бюрократии, где цифры на бумаге были живыми людьми и семьями. Польское население также попало в разряд «недочеловеков», по мнению новых хозяев земель. И в грустных традициях расовых предубеждений, назначение новой судьбы было условным. Представители одной семьи, проживавшие в двух разных частях раздробленной страны, получили разные возможности для существования.  Пока генерал-губернаторство Ганса Франка еще не стало массовой могилой для миллионов евреев, коренных поляков, где это было нужно оккупационной власти, насильно выселяли из домов, и в вагонах для скота перевозили на новое место. На их место прибывали коренные немцы со всей Европы, в особенности с Прибалтики, которые часто едва знали немецкий язык. Обещания вернуть сотни тысяч людей в лоно Рейха оказались такой же фикцией, как и многие другие.

Опись населения Польши - великое переселение

5.Большие надежды

22 июня 1941 года германская армия пересекла границу вчерашнего формального союзника, и началась война на уничтожение, не раз до этого озвученная лидерами страны-агрессора. Начинается глава с анализа предпосылок для военной кампании, беспрецедентной по своему масштабу и разрушениям. И если сегодня, с высоты исторического опыта и семидесяти прошедших лет, решение наступать на Восток кажется самоубийственным для Третьего рейха, то тогдашним игрокам на карте Европы все виделось иначе. Репрессивная политика советского руководства и лично Сталина в конце 1930-х, а также наглядное фиаско амбиций в агрессии против Финляндии в 1940 году – факторы, предопределившие пренебрежительное отношение Германии и других западных государств к потенциалу СССР дать отпор.

Немецкие военные маршируют на Востоке

С выступлением перед германским народом с новостями об открытии восточного фронта, у нацистских лидеров отпала досадная необходимость объяснять Пакт о ненападении с главным идеологическим врагом. Теперь многолетняя нетерпимость к коммунистам, низшим, по мнению идеологии, расам и невероятные амбиции к завоеванию lebensraum нашли выход на линии фронта протяженностью 1800 км. Рис подробно останавливается на картинке, которую сформировали немцы перед идеологическим походом на Восток. Репрессивный сталинский режим, разрозненность и неопытность военных офицеров, личность неуверенного в себе и подозревающего всех и каждого вождя. Сам Гитлер во многом полагался на виденье, что система государственного и общественного управления врага просто развалится с началом массированного наступления его непобедимых «сверхлюдей». Приводятся свидетельства и людей по другую сторону разделительной черты, в том числе лично знавших Сталина.

Победа, обещанная в течение несколько месяцев, действительно приобрела такие черты в летние и осенние месяцы наступления. И даже несмотря на сложности в снабжении трех групп армий на такой огромной линии фронта, и серьезные потери передовых отрядов, стратегия Блицкрига, до этого показавшая себя во Франции, Скандинавии и Греции, обрушилась разрушительной войной на оккупированные территории Советского союза. Сотни тысяч советских военнопленных и целые армии, взятые в окружение, беспорядочно отступающие части. Большое значение уделено отношению бывших солдат и офицеров Вермахта к их походу на Восток, к идеологической стороне вопроса. Начавшиеся с первого дня наступления преступления против гражданского населения и пленных показали нацистское виденье будущего Европы во всем своем трагическом свете. Это с самого начала была война на уничтожение, в которой можно было, по задумке Гитлера, или сгинуть в пучину истории или победить.

Окруженные советские армии - военнопленные СССР

Вторая часть главы, на фоне успехов плана Барбаросса первых месяцев наступления, посвящена организации сопротивления в СССР. Хаос, царивший в первый период войны, не позволял руководству Красной армии организовать серьезный отпор, в условиях почти полного отсутствия разведданных и постоянно отодвигающейся линии тыла. С доступом к некоторым засекреченным ранее источникам и свидетельствам, стало известно о возможных переговорах с Германией и просьбе о перемирии, взамен на серьезные территориальные уступки. Вплоть до октября 1941 года панические настроения на фронте говорили о приближающейся катастрофе. В том числе в столице государства шла беспорядочная эвакуация гражданского населения, пока главнокомандующий устранился на загородной даче. И вот пришла распутица, а после нее и смертельно холодная зима 1941-1942 г.г.

6.Другая война

Глава продолжает тему военной, подпитываемой и оправдываемой идеологическими моментами, экспансии, известной как Восточный фронт. После возобновления наступления 15 ноября 1941 года, передовые соединения Вермахта достигли конечной станции автобуса, который шел по своему маршруту в сердце коммунистического мира. Хоть и замерзающие на смерть, но все еще опьяненные победами, немецкие солдаты готовились нанести своему идеологическому врагу последний решающий удар. В это же время случилось еще одно важнейшее событие – с нападением японских ВВС на американскую военно-морскую базу в Перл-Харборе, война стала Мировой. Новости о том, что ожидать нападения с Востока в ближайшее время не стоит, позволили высвободить часть резервных дивизий и подготовить контрнаступление под Москвой. Удар свежих советских войск положил конец смелым планам отпраздновать Рождество в разрушенном городе.

Так как блицкриг затянулся, и большая часть армии к этому моменту уже должна была быть выведена, в соответствии с планом Барбаросса, солдаты «тысячелетнего рейха» оказались не готовы к тридцатиградусным морозам. Мужчины просто замерзали тысячами, пока их стрелковое оружие отказывалось стрелять, а тыловое снабжение и на пределе не справлялось. Гитлер отдал приказ, по своей поверхностности схожий с соответствующим у красной армии – не оставлять занимаемые рубежи, и стоять на смерть – до последнего патрона, до последнего человека. Фюрер, вдохновляемый историческими событиями и собственными мечтами, возложил ответственность на своих генералов и отсутствие достаточной воли к победе у замерзающих солдат.

Наступление на Москву декабрь 1941

Важным и до сих пор спорным и полным дискуссий вопросом остается такое понятие как коллаборационизм – не факт его существования во Второй Мировой, а место в истории, которое он занял. Автор, на основе свидетельств очевидцев и исторических документов, описывает быстро назревшую пропасть между энтузиазмом от прихода немцев у части населения Украины и Белоруссии, до отчаянной борьбы за свое существование. Как быстро оказалось, о свободных от большевизма процветающих территориях речь шла только на агитационных немецких плакатах. Согласно идеологии этой войны на Востоке, «люди третьего сорта» не могли быть ровней «сверхлюдям», поэтому последующие трагические события навсегда останутся печальной страницей в той войне. Для пополнения запасов продолжавшей наступление армии Вермахта, у гражданского населения изымалось все необходимое и даже больше, а невиданный доселе уровень насилия стирал с лица земли целые деревни.

Рис, как автор профессионально рассматривающий тоталитарные режимы, разбирает тему насильственного ведения войны с обеих сторон, жертвами которой стало гражданское население. Днем немцы расстреливали людей у рвов и сжигали деревни за пособничество партизанским отрядам. Ночью же те самые партизаны, часто действовавшие на свое усмотрение или по наводке, уничтожали своих же граждан, за подозрение в пособничестве оккупантам. Простые жители сел оказались между двух жернов сокрушительной войны, с масками вермахта и СС с одной стороны, и НКВД и партизан с другой.

Дикий Восток - наступление Вермахта

7. Переломный момент

Седьмая по счету глава выбивается из общей концепции, ведь пытаясь сохранить хронологическую нить всей войны, уходит от темы нацизма, как исторического явления. Автор продолжает с того момента, где закончил в предыдущей части и заостряет внимание целиком на событиях Восточного фронта 1942 года. Причем именно на военной кампании и меняющейся линии фронта, без внимания к судьбе гражданского населения в этот период. После разрушения мифа о непобедимости армии Вермахта под Москвой, ситуация осталась очень шаткой без перевеса для одной из сторон. Попытка перейти в наступление на немецкие позиции под Харьковом оказалась амбициозным, но провалом, и ставка Гитлера под Винницей наполнилась энтузиазмом для массированного летнего наступления. Свидетельства очевидцев тех событий с обеих сторон наглядно демонстрируют, что, несмотря на идеологический барьер, солдаты обоих армий были просто людьми, подверженными одним недостаткам.

Одна из самых часто цитируемых и разбираемых тем, а именно Сталинградская битва, разобрана с точки зрения краха надежд о безболезненной оккупации восточных земель. Если говорить на языке цифр, потеря одной армии в количественном плане той самой масштабной войны, не могла сыграть ключевую роль. Но те последние месяцы 1942 года предопределили исход будущей войны, а невероятные испытания, которые пришлось вынести солдатам 6-й армии Паулюса, стали мрачной демонстрацией расплаты немецкого народа за непомерные амбиции своих вождей. Молодые мужчины, спавшие просто на голой земле в тридцатиградусный мороз, пока за воротником кишели вши. Ожесточенные бои за каждую улицу и дом в разрушенном городе. Катастрофическое отсутствие необходимых для ведения боев припасов, в первую очередь, боеприпасов и еды. Напрасные надежды на фюрера и Манштейна, которые должны были непременно прийти на выручку, стоило лишь продержаться еще немного. Фельдмаршал, попавший в плен отопляемого вагона с занавесками, пока 90 тысяч его подчиненных ждали своей незавидной участи.

6-я армия Паулюся под Сталинградом

8. Дорога на Треблинку

Тема Холокоста еврейского народа – одна из самых изученных и, в тоже время, до сих пор незатихающих, в мировой истории и просто общественной жизни. Хотя любые сравнения некорректны, какая из фабрик смерти стала большим злом, внимание читателя останавливается на конкретной лесной опушке 400*600 метров. Неприметное сегодня место стало последним прибежищем для, по разным данных, до 850 тысяч человек, замученных в газовых камерах лагеря недалеко от польского города Треблинка. Именно сюда чуть не попал герой фильма «Пианист», Владислав Шпильман, вместе с семьей и тысячами других узников Варшавского гетто. Свидетельства одного из немногих выживших проливают узкую полоску света на масштабы преступления против мирного населения оккупированных территорий. Всего пятьдесят членов СС и еще около сотни человек разных национальностей поддерживали бесперебойную работу этого места на протяжении полутора лет.

Холокост евреев и лагерь смерти Треблинка

После примера с фабрикой смерти лагеря Треблинка, рассматривается еще одна важная страница истории расовой ненависти на Восточном фронте – деятельность печально известных айнзатцгрупп. Те самые карательные отряды, занимавшиеся массовым истреблением неугодных, в основном гражданских, получившие свой отдельный Нюрнбергский трибунал. Эти сформированные эскадроны смерти не только самостоятельно стали палачами массовых убийств ни в чем невинных людей, но и активно потворствовали расовой ненависти между этническими группами. Именно этой форме коллаборационизма, вероятно, самой страшной, Лоуренс Рис и уделяет особе внимание. Местное население оккупированных территорий самолично устраивало расправы над евреями, цыганами и теми, кто попал в условный список «врагов народа». Забивали людей балками на улицах, принимали участие в расстрелах и следовали за конвоями обреченных, чтобы подобрать одежду. В пальто убитого только что еврея, по мнению этих апатичных людей, было куда лучше пойти вечером на танцы. Приводится интервью Петраса Зеленки, который ранее уже отрезвил зрителей одноименного телесериала от иллюзий.

Коллаборационизм на Востоке

9. Пожнет бурю

Последняя глава книги неожиданно охватывает целый ряд очень важных и дискутируемых поныне вопросов, помимо просто проигранных сражений на фронтах и падения Берлина, а с ним и идеологов нацистского режима. Рис задается вопросом, почему потери немецких солдат в последний год войны превысили все предыдущие, а, несмотря на все увеличивающееся количество гражданских жертв, вся страна мобилизовалась перед лицом неминуемого краха. И если Западный фронт можно было условно назвать почетным, то ужас, надвигающийся с Востока пугал жителей «тысячелетнего рейха». Былые мечты о светлом будущем и империи, покорившей континент, обернулись сражениями на территории страны. Автор рассматривает укрепление образа идеологического врага во время активного наступления Красной армии с Востока. Очевидцы, как среди гражданских, так и военных, признают, что обороняли свою землю с остервенением, ведь ожидали массовое истребление и беспрецедентный уровень насилия.

Крах Третьего рейха 1945

Здесь, хоть и довольно поверхностно, затрагивается непопулярная во все временами тема насилия по отношению к гражданских лицам, где светлый лик освободителей обеих фронтов оказывался для тысяч немцев настоящим ужасом. Нация, принесшая на своих же плечах сокрушительную войну, теперь вынуждена была расплачиваться за непомерные амбиции своих лидеров. В тоже время, немецкий народ сплотился вокруг своих поводырей и в особенности вокруг своего фюрера. После столь обсуждаемого «удара в спину» от тыловых предателей в конце Первой Мировой солдаты теперь с чистой совестью офицера стояли за свою клятву. Хотя Гитлер снимал одного высшего офицера за другим, причисляя последних к жалким трусам, миллионы солдат оказывали ожесточенное сопротивление. Более того, ужесточилась борьба с нежелательными элементами в тылу и с трусами на линии фронта. Висящие на столбах немцы с изобличительными табличками стали привычной картиной весной 1945.

Важной темой, предварившей полный крах нацисткой Германии, было и остается покушение 20 июля 1944 года в ставке Волчье Логово. Еще один удар в спину, воспеваемый пропагандой Геббельса, стал тяжелым ударом, как для лидера государства, так и для миллионов преданных граждан. Письма с фронтов, как известно, проходившие проверку, тем не менее, в сильных выражениях осуждали заговорщиков, презирали тех, кого уже после войны назовут национальными героями, а на месте казни Штауффенберга будут принимать воинскую присягу уже новые вооруженные силы. Уже спустя десять месяцев после подавления бунта, был подписан документ, ознаменовавший второе, за тридцать лет, поражение немцев в Мировой войне. Здесь Рис заканчивает свой рассказ на одном из свидетелей подписания Акта о безоговорочной капитуляции.

Советские солдаты штурмуют Берлин

Примечания

Примечания, уже после основных девяти глав, представляют собой скорее не привычные расширенные сноски, но подробную библиографию. Использованные источники, особенно те, из которых приводятся статистические данные. Также автор активно использовал известные стенограммы, в особенности запечатлевшие неформальные разговоры из ставки Гитлера.

Примечания к книге Лоуренса Риза

Сведения об очевидцах

Довольно редкая находка для исследований по Второй Мировой в книжном формате. Лоуренс Рис дополняет общую повествовательную нить свидетельствами десятков очевидцев, которые еще были живы на момент сбора информации в середине 1990-х. Как говорит сам автор, этот источник информации стал скромнее уже за несколько лет между выходом документального цикла «Нацизм: Предостережение истории» и одноименной книгой, которую мы держим в руках. Те же, кто придут после, и вовсе смогут работать только с записанными интервью.

Представленное перечисление ключевых рассказчиков помогает ориентироваться между ними, как во время, так и после почтения основных глав. Приводится полное имя, год рождения, а также краткий тезис о личности, которая представила свои свидетельства.

Сведения об очевидцах Холокоста

Некоторые интересные мысли из книги

Один из немцев-надзирателей массовых убийств евреев признает, что лишение жертв одежды имело не только практический, но и контролирующий характер. Человек, лишенный одежды, чувствует себя вдвойне уязвимо и с меньшей вероятностью окажет какое-либо сопротивление.

В декабре 1932 года закончились учения Планшпиль Отт. Армия фактически признала свою неспособность навести порядок, в случае гражданских беспорядков между коммунистами и правыми националистами.

Истории немецких детей, имевших психические или физические дефекты, направлялись специальной комиссии из трех педиатров. Они выносили решение, подлежит ли ребенок умерщвлению (ставили + на анкете) или нет (ставили -). Ни один из трех врачей не видел пациентов вживую и работал только с бумагами.

Вскоре после назначения Риббентропа послом в Великобританию, во время вручения верительной грамоты королю, он вскинул руку в нацистском приветствии. Этот жест вызвал осуждение британской прессы, на которую Риббентроп затаил обиду, но продолжал упорно повторять свое поведение, демонстративно не признавая, что это было лишним.

Когда один из немецких чиновников на оккупированной территории СССР выдал запрет выдавать местным жителям контрацептивы, Гитлер, узнав об этом, пришел в бешенстве. Обещал повесить каждого, что еще раз прикажет подобное, ведь, по мнению фюрера нужно максимально воспрепятствовать размножению не немецкого населения. На следующий день Борман направил Розенбергу приказ о поставках противозачаточных средств.

21 марта 1933 года в одной из Лейпцигской газет была напечатана угроза, что все еврее Германии будут поставлены к стенке, если что-то случится с всеми любимым фюрером народа.

 

Все фотоматериалы принадлежат правообладателям и использованы исключительно в ознакомительных и образовательных целях. Большинство из них я взял из самой книги, остальные — в свободном доступе. 

 

25 мая 2016
Третий рейх в цвете Das Dritte Reich in farbe

Третий рейх в цвете

Культовый документальный фильм, который позволили по-новому взглянуть на Вторую Мировую Войну благодаря цветным кино архивам и многолетнему труду.

BBC Ужас на Востоке 2001 Horror in the east

BBC: Ужас на Востоке

Известный двухсерийный документальный проект Лоуренса Риса BBC: Ужас на Востоке рассказывает о Японии во Второй Мировой Войне и военных преступлениях.

Лоуренс Рис - Освенцим и окончательное решение

Освенцим. Нацисты и «окончательное решение»

Известный исторический труд британского ведущего и историка Лоуренса Риса о Холокосте и Освенциме, как его символе