Триумф воли Лени Рифеншталь

Режиссер Лени Рифеншталь на пути к “Триумфу воли”

Берта Хелена (отсюда Лени) Амалия Рифеншталь родилась 22 августа 1902 года в Берлине. Еще в молодости она связала свою жизнь с образовательным искусством, но ее мечты были обращены к презентации себя на сцене, в качестве профессиональной балерины и актрисы. Девушка была так талантлива и увлечена искусством, что сочиняла собственные вариации движений в танце и даже шила костюмы для выступлений. Такой талант не остался незамеченным, и девушка попала в поле зрения культового театрального режиссера Макса Рейнхарда (Max Reinhardt), сделавшего ее знаменитостью благодаря выступлениям в Deutsches Theatre. К 24 годам Лени, как ее уже тогда называли близкие и коллеги, вызывала аншлаг во всех крупнейших театральных залах Европы. Однако серьезная травма колена легла зловещей тенью на танцевальном будущем Рифеншталь, которой пришло время задуматься о будущем в других сферах.

В этот непростой для молодой девушки период, ведомая депрессией и экзистенциальными мыслями о своему будущем, она попала на показ одного из так называемых “горных фильмов”. Представляющие собой сочетание документалистики о мастерстве лыжного спорта и приключенческой истории, эти фильмы восхитили юную творческую натуру Рифеншталь. Когда тучи неопределенности немного расступились, девушка получила предложение, от все того же постановщика Макса Рейнхарда, попробовать себя в амплуа актрисы в романтической трагедии Penthesilea. Этой возможности Лени предпочла другую – дебютировать в качестве актрисы кино в постановке нового “горного фильма” режиссера Арнольда Фанка (Arnold Fanck).

Хотя постановщик предпочитал работать с профессиональными спортсменами, атлетический характер и танцевальный опыт Рифеншталь сделал ее фавориткой Фанка на главные женские роли. В течение последующих семи лет, с 1926 по 1931 годы Лени Рифеншталь исполнила ключевые партии в пяти “горных фильмах” Арнольда Фанка. Приобретенный опыт был неоценим в формировании творческого восприятия девушки. Тот самый контраст физической и духовной составляющих, свойственный “горным фильмам” 1920-х, поможет в будущем сформировать подобное режиссерское видение в “Триумфе воли” и особенно “Олимпии”.

Режиссер Лени Рифеншталь на пути к “Триумфу воли”

Набравшись уверенности в собственных творческих силах, уже в 1931 году двадцатидевятилетняя актриса и в прошлом танцовщица Хелена Рифеншталь основала свою кинокомпанию. Дебютной работой, увидевшей свет уже в следующем году, стал “горный фильм” Das Blaue Licht (Голубой свет), трансформировавший целый устоявшийся жанр развлекательной мелодрамы в творческий прорыв операторского, режиссерского и монтажного гения самой Рифеншталь. Именно этот дебют Рифеншталь в качестве постановщика привлек внимание Адольфа Гитлера, в тот самый год активно боровшегося за унитарную власть в Германии, на фоне жесточайшего экономического кризиса.

К моменту, когда Адольф Гитлер стоял на балконе перед публикой, в качестве нового канцлера Германии 30 января 1933 года, у них с молодой женщиной режиссером состоялось несколько встреч, за обсуждением ее фильма Das Blaue Licht. Рифеншталь верила обещанием нового лидера привести страну к процветанию, но энтузиазм соседствовал со страхом стать жертвой уничтожения независимого немецкого кинематографа. Ново созданное Министерство пропаганды Йозефа Геббельса устанавливало полный диктат за всеми процессами кинопроизводства. У молодого творца был выбор, покинуть родину в поисках творческой свободы или остаться в Германии. Лени Рифеншталь выбрала второй вариант, сохранив, как покажет время, почти полную свободу реализации. Удивителен тот факт, что фильмы Рифеншталь, в том числе “Триумф воли” и “Олимпия” будут выпущены независимой кинокомпанией режиссера с ее именем, а самая Хелена так и не наденет значок нацисткой партии.

Лени Рифеншталь

 

Как создавался фильм “Триумф воли”

В конце августа 1933 года, всего за несколько дней до предстоящего съезда нацистской партии в Нюрнберге, Лени Рифеншталь была приглашена Гитлером обсудить ее режиссерское участие в съемках предстоящего мероприятия. Такие сжатые сроки подготовки объяснялись предубеждением министра Геббельса по отношению к молодой и, как ему казалось, недостаточно опытной и контролируемой женщины-режиссера. Он проигнорировал просьбу своего фюрера привлечь Рифеншталь к освещению события. Без помощи партии, молодая и полная творческих амбиций Хелена, отсняла в Нюрнберге несколько километров пленки. Несмотря на ее возражения и неудовлетворение качеством материала, Гитлер отдал указание все же смонтировать фильм, силами Министерства пропаганды. Эта малоизвестная лента под названием Sieg des Glaubens (Победа веры) была окончена в срок к 1 декабря 1933 года, а имя Рифеншталь, по ее просьбе, даже не было упомянуты в титрах. Из-за изображения Эрнста Рема, все копии фильма были впоследствии изъяты, уже после «Ночи длинных ножей» и единственная копия была случайно обнаружена и обнародована лишь в 1986 году.

Эта первая своеобразная неудача на арене большого немецкого кино лишь утвердила решимость Адольфа Гитлера поручить Рифеншталь создание фильма уже о следующем съезда в 1934 году. Фильм должен был быть создан полностью силами студии самой Лени, при полной, с заверений Гитлера, поддержки власти и без вмешательства Геббельса, а режиссер иметь полный контроль над конечным монтажом ленты.

Как создавался фильм “Триумф воли”

Предстоящий съезд НСДАП в Нюрнберге должен был стать самым масштабным мероприятием в немецкой истории и привлечь более 700 000 гостей в этот, пропитанный духом национальной истории, город. Учитывая количество мероприятий и их размах, кажется удивительным тот факт, что у Лени Рифеншталь было только две недели на подготовку к съемкам. Была собрана внушительная съемочная команда из 172 человек, которым предстояло задействовать для фильма 30 камер. Операторов одели в форму СА, чтобы они не выделялись из толпы на общих кадрах. Так выглядит более подробный перечень всех людей, задействованных на съемках Триумфа воли.

36 операторов и помощников операторов

9 аэрофотографов

10 человек технического персонала, отвечавшего за оборудование

29 членов команды кинохроники, которые отсняли дополнительный материал

17 осветителей

2 фотографа, снимающих сам процесс работы над фильмом

26 водителей

37 охранников из СА, СС и полиции

6 офисных работников.

съемки фильма триумф воли 1935

Еще на стадии подбора персонала, Рифеншталь пришлось полагаться на личный опыт и интуицию своих операторов. Перед началом съемок Триумфа воли режиссер дала совет полагаться на творческое чутье и заострить внимание на ключевым событиях, оставляя за кадром малозначимые. В последующие семь интенсивных дней работы не существовало четкой координации между разными частями съемочной группы и часто операторы были предоставлены сами себе. Несмотря на заверения в полной поддержке организаторов мероприятий, Рифеншталь столкнулась с бюрократией проблем и отдельные ракурсы стали возможны только благодаря личному вмешательству Рудольфа Гесса, обеспечившему установку съемочных кранов и рельс.

Невероятными усилиями было отснято 61 час материала почти со всех возможных углов и перспектив, включая самолеты, дирижабль, кран пожарной машины, движущихся автомобилей. Удивительная художественная интимность отдельных кадров, врывающихся в личное пространство участников съезда, чаще всего оставалась неизвестной для них. Процесс монтажа фильма Триумфа воли занял у Рифеншталь целых пять месяцев полного погружения. Все музыкальное сопровождение было сведено в студии всего за три дня и только небольшую часть речи Юлиуса Штрейхера пришлось перезаписать.

Общая стоимость съемок Триумфа воли составила 280 000 немецких марок. Премьера состоялась 28 марта 1935 года в самом большом берлинском театре Ufa-Palast-am-Zoo. На ней присутствовали высшие правительственные чиновники, а для самого Адольфа Гитлера это был первый просмотр готового материала. Дистрибуцией картины занималась кинокомпания UFA, симпатизировавшая новой власти, но находившаяся вне ее прямого управления. Хотя премьеры в крупных городах Германии прошли успешно, ‘’Триумф воли’’ (Triumph des Willens) не имел широкого резонанса среди немецкого народа и не использовался активно в целях пропаганды. Несмотря на предвзятое отношение и нежелание Геббельса оказать активную поддержку, он признал работу Рифеншталь и уже 1 мая 1935 года наградил фильм Национальной кинопремией.

лени рифеншталь и съемки фильма Триумф воли

 

Ключевые мотивы фильма

Презентация Гитлера. Представление Адольфа Гитлера является ключевой целью фильма Триумф воли (Triumph des Willens). Как и в творчестве Вагнера, ставшим вдохновителем для нацистского движения и лично самого фюрера, Рифеншталь обыгрывает героические мотивы, показывая жизнь как возвышенную героическую борьбу. Адольф Гитлер предстает перед зрителем мессией, воплощением древнегерманских мифов, который приведет свою нацию к величайшей славе в веках мировой истории. “Главный герой” фильма появляется из облаков, а некоторые кадры с ним сняты против солнечных лучей или с переходящей картинкой облаков. Рифеншталь представляет этот надуманный мир руководства страны похожим на мифическую Валгаллу – чертог, где Гитлер и его свита предстают богами.

Музыкальное сопровождение, сопровождающее Гитлера через сцены фильма, представляет собой творческую смесь из партийных песен, народного творчества и явного вдохновения Рихардом Вагнером. Гитлер показан одновременно и человеком из народа, который не забывает упоминать об этом в собственных речах, и человеком над народом. Фюрер выступает на трибунах, возвышающихся над головами присутствующих и даже его ближайшего окружения. Его представляют сотням тысячам участников, а их, в свою очередь, представляют фюреру. Камера почти всегда снимает Гитлера снизу-вверх, в то время как толпы и нацистская верхушка чаще всего попадают в кадр верхнего плана.

Ключевые мотивы фильма. Презентация Гитлера

Единство нации. В то время как ключевым мотивом Триумфа воли является презентация Гитлера, как духовного и политического вождя германского народа, сама нация представлена единой и согласованной в своем стремлении обрести то самое героическое будущее. На протяжении фильма Триумф воли в кадре появляются самые разные группы людей. Марширующие солдаты, штурмовики СА и солдаты СС. Выглядывающие стройным рядом из окон жители города Нюрнберг. Крестьянские семьи, которые привезли с собой плоды своего труда. Юноши, цвет нации, которые поведут ее в светлое будущее. Бойцы трудового фронта, которые обеспечат Германии будущее своим усердием с лопатой в руках. Даже женщины в толпе прохожих на улицах города, наблюдающие за действием.

Согласно фильму, съезд партии 1934 года не является платформой для решения политических вопросов, референдума или дебат, как и оглашения конкретных решений, которые коснуться нации в ближайшее время. Этот, второй после прихода Гитлера к власти, съезд призван продемонстрировать национальное единство и конкретно одобрение национал-социализма всей нацией. Этот кинематографический эффект достигается разнообразием групп людей в фильме, их громогласными перекличками, откуда кто приехал. И, конечно, речи партийных чиновников и особенно Гитлера изобилуют утверждениями об этом самом национальном единстве, которое уже, по их мнению, стало действительность.

Тема единства нации

 

Сила. Этот мотив фильма неразрывно связан с презентацией Гитлера и с картинкой единства нации. С одной стороны, мы видим фюрера, который демонстрирует свою беспрекословную волю перед подчиненными, и всей нацией. Как бы хорошо люди не знали Геринга, Геббельса, Лея или Лютце, Гитлер стоит выше их всех. Архитекторы, такие как Альберт Шпеер вкладывают невероятные усилия в оформлении территории партийных съездов. Изображения орла и свастики часто довлеют над сценой в монументальных изображениях и каменных формах, отсылая зрителя к древним мифам о героях и истории, вроде лучших времен Римской империи.

Хотя на момент съезда партии в сентябре 1934 года, программа перевооружения Германии была только на начальной стадии, парад вооруженных сил дает зрителю понять, что страна вновь будет обладать беспримерной военной мощью. Хотя военные критиковали работу Рифеншталь за, как им показалось, недостаточно героический образ немецкой армии, мы видим достаточно сцен, которые показывают тогда еще слабый Вермахт в лучшем свете. Даже парад 52 000 солдат трудовой службы символизирует будущую военную силу, словно их инструментом являются не лопаты, но винтовки. Многосоттысячные парады бойцов СА и СС также призваны продемонстрировать внутреннюю силу системы, партии и лично Гитлера, которому все эти формирования беззаветно верны и преданы.

Сила нации

Структура фильма Триумф воли

Пролог. Вступление в фильме служит единственным примером того, когда в нем присутствует закадровое пояснение происходящего или участие рассказчика. На каменной плите по очереди появляются надписи документального нарратива.

Документальный фильм о Дне партии 1934 года

Создан по личному указанию Фюрера

Фильм Лени Рифеншталь

5 Сентября 1934 года

20 лет с момента начала Мировой Войны

16 лет с момента начала страданий немецкого народа

19 месяцев после начала возрождения Германии

Адольф Гитлер летит в Нюрнберг, чтобы приветствовать колоны своих верных последователей

Структура фильма Триумф воли

Съезд партии 1934 года, получивший громогласное обозначение “Съезд Единства и силы” Reichsparteitag der Einheit und Stärke, проходил с 5 до 10 сентября 1934 года. Четыре основных дня, от приезда Адольфа Гитлера в Нюрнберг до закрытия мероприятия Рудольфом Гессом, попали в фильм Триумф воли. Помимо вступления, принято выделять двенадцать ключевых сцен этой документальной ленты.

Фильм Триумф воли Лени Рифеншталь 1935

Сцена 1. После вступительного пролога с надписями, появляющимися на камне, орлом и свастикой, под вариацию нацистского гимна ‘’Horst Wessel’’, в кадре появляется самолет. Зритель не видит пилота и, тем более, его высокопоставленного пассажира. Но, через эмоциональный символизм, Рифеншталь собирает воедино образы Орла, Свастики и Фюрера. В то время как воздушный транспорт Гитлера доминирует над облаками и солнечными лучами, монтаж сменяется кадрами рек людей, стекающихся в Нюрнберг. Кульминацией этой сцены служит тень, отбрасываемая самолетом, а символично словно орлом и самим фюрером на немецкий народ, приветствуя последователей.

После наполненных мистицизмом и символами кадров самолета, мы видим самого Гитлера, выходящего к обезумевшей от разворачивающейся сцены публике. Визуальное повествование представляет нам своего главного героя – центральную часть всего съезда в Нюрнберге. В сцене, где автоколонна фюрера двигается по улицам города, он представлен как долгожданный мессия немецкого народа, принимающий восторженные овации, улыбки и даже цветы от маленькой девочки. Через его поднятую, в нацистском приветствии, ладонь пробивается солнечный свет и, кажется, даже кот на подоконнике одного из домов ждет случая увидеть лидера нации.

Если во время движения автоколонны, толпа на заднем плане находилась, по большей части, вне фокуса объектива, смещая акцент присутствия на Гитлере, теперь мы видим его солдат. Новый лидер нации и будущий диктатор Третьего рейха входит в Нюрнберг подобно завоевателю, приветствующему не только простых граждан, но и своих солдат, на верность и силу которых он полагается и возлагает надежды в будущем. В этих сценах у гостиницы Deutscher Hof эффект присутствия фюрера только возрастает.

Триумф воли. Сцена 1

Сцена 2. Ночная сцена у все той же гостиницы Deutscher Hof, куда продолжает сходиться неистовствующая от восторга толпа людей. Камеры Лени Рифеншталь выхватывают из света и тени флаги, появляющиеся из окон домов. Фильм “Триумф воли” (Triumph des Willens) здесь делает акцент еще на одном символе национального настроения, в дополнение к свастике и орлу. Гитлер, вместе со своей свитой приближенных, слушает музыкальное исполнение, стоя на балконе, а марширующие с факелами люди внизу отождествляют собой те сотни тысяч, которые примут, в следующие дни, участие в партийном съезде.

Триумф воли. Сцена 2. Ночное приветствие фюрера

Сцена 3. После торжественной встречи своего фюрера и ночи, город Нюрнберг пробуждается. Под музыку Вагнера, камера блуждает среди монументальных строений, вывешенных партийных флагов, отражений старинной архитектуры в водах реки. Затем перспектива сменяется кадрами палаточного городка, принявшего в эти дни сотни тысяч прибывших в Нюрнберг гостей. С пробуждением мужчин, их утренними делами и взаимной помощью, нарастает атмосфера национального единства – одного из ключевых лейтмотивов фильма Триумф воли Лени Рифеншталь. Кадры мужчин сменяются активностью молодежи и играми, а после и добродушными немецкими жителями, которые выражают свою поддержку происходящему не только присутствием, но и подарками урожая. В следующих сценах, где Гитлер получает подарки от своих восторженных последователей, Рифеншталь передает символизм их преданности и труда во имя Германии и лично фюрера, что теперь становится одним понятием. Пожимание Гитлером рук символизирует, что он является не только национальным лидером, но и одним из них, выходцем из народа.

Молодежные организации Гитлерюгенд

Сцена 4. Четвертая сцена фильма Триумф воли замедляет темп, набранный Рифеншталь во вступительной части, в угоду размеренной атмосфере политических речей. Каждый из спикеров нацисткой партии, выступающий перед верными соратниками в конгресс холле Нюрнберга, высказывает свое видение национальной политики и единства. В их речах нет революционных идей, призывов к революции и, тем более, не прослеживаются намеки на ту расовую и военную политику, на курс которой в скором времени встанет Германия.

Первым выступает заместитель фюрера по партии, Рудольф Гесс – он открывает 6-й съезд Партии словами почтения об умершем президенте и бывшем фельдмаршале Пауле фон Гинденбурге, которое не стало несколькими месяцами ранее. Кадры Гесса, одетого в форму штурмовиков, сменяются изображениями баннеров, флагов, орлов и свастики, которыми покрыты стены конгресс холла. За ним выступают еще десять нацистских спикеров, каждый из которых строит свою речь на темах единства, надежды на процветания и признания прогресса нации при партии. Примечательно, что в конечный монтаж фильма попали выступления десяти ораторов не только с этой первой сессии, но и других дней 6-го партийного съезда. Вот перечень ораторов, выступивших после Рудольфа Гесса. Первым же выступит гауляйтер Мюнхена Адольф Вагнер, зачитавший обращение фюрера.

Адольф Вагнер (Adolf Wagner). Гайлятер Мюнхена и Баварии. Обергруппенфюрер СА. 

Альфред Розенберг (Alfred Rosenberg). Идеолог партии. Начальник Внешнеполитического управления НСДАП

Отто Дитрих (Otto Dietrich). Шеф прессы и пресс-секретарь НСДАП.

Фриц Тодт (Fritz Todt). Генеральный инспектор по строительству дорог.

Фриц Рейнхард (Fritz Reinhardt). Статс-секретарь Министерства финансов. Руководитель школы ораторов при НСДАП

Вальтер Дарре (Walther Darré). Министр сельского хозяйства. Глава Управления аграрной политики НСДАП.

Юлиус Штрейхер (Julius Streicher). Издатель правого журнала “Der Sturmer”. Гауляйтер Франконии

Роберт Лей (Robert Ley). Лидер трудового фронта.

Ганс Франк (Hans Frank). Министр юстиции

Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels). Министр пропаганды.

Константин Хирль (Konstantin Hierl). Руководитель Имперской Службы Труда.

Выступление партийных чиновников НСДАП 1934

Сцена 5. После выступлений партийных лидеров в большом помещении конгресс холла, фильм уводит своего зрителя на величественную арену “Поле Цеппелина” (Zeppelinwiese), где по зову партии уже были построены солдаты Имперской службы труда. Ее руководитель Константин Хирль сопровождает Адольфа Гитлера к трибуне и оглашает, что 52 000 солдат трудовой службы ждут приказаний фюрера. И хотя мы видим в их руках лопаты, общее настроение сцены, учитывая характер самой организации (каждый юноша в будущем будет обязан провести полгода в Имперской службе труда) остается воинственным. Гитлер и Хирль наблюдают за словесной перекличкой отдельных солдат, приехавших из разных уголков Германии: Баварии, Померании, Кёнисберга, Силезии, Дрездена, берегов Дуная. После почтения памяти погибших в Мировой Войне, Гитлер уверяет молодых людей, что их служба – это основа новой Германии и что очень скоро каждый немец примет честь участия в их рядах.

Бойцы трудовой службы

Сцена 6. И вновь ночная сцена, выхватывающая из ночного мрака и света партийные символы, баннеры, флаги и марширующие ряды штурмовиков. По мере того, как драматическая атмосфера нарастает, из тени и света появляется Адольф Гитлер и новый лидер СА Виктор Лютце (Viktor Lutze). В ходе короткой речи последний уверяет собравшихся товарищей, что она остался тем же штурмовиком, который маршировал с ними в первые годы движения. Вместе с этим, переживший “Ночь длинных ножей” Лютце возвышается над своими собратьями, а Рифеншталь передает это превосходство лидера над толпой. Акцент смещается на обилие огня в кадре, как символа кровного братства штурмовиков, которое было мистическим образом закалено в огне революции. Различные пиротехнические элементы только дополняют мистицизм происходящего.

Ночное выступление Гитлера перед солдатами СА и СС

Сцена 7. После темной и мрачной ночной сцены с факельными маршами штурмовиков СА, кадры сменяются полным солнечного света собранием немецкой молодежи. В отличие от закаленных революцией старожилов партии, мы видим белокурых юношей арийской внешности, с молодыми свежими лицами, которые не видели траншей Мировой Войны и уличных потасовок во время борьбы нацистской партии за власть в Германии. После того, как публика восторженно приветствует появление своего фюрера, лидер молодежных организаций Балдур фон Ширах представляет своим юным подопечным Адольфа Гитлера. Лидер нации обращается к молодежи, подчеркивая их роль в построении великого будущего. Интересно, что Гитлер обращается, в своей речи, к юношам и девушкам, хотя последних в кадре мы не видим.

 Гитлерюгенд, Ширах, Гитлер

Сцена 8. После предыдущей сцены и мыслей о светлом будущем и мире, Гитлер, Геринг и фельдмаршал Бломберг принимают в Нюрнберге военный парад. Это самая короткая сцена в фильме Триумф воли Лени Рифеншталь, не столько из-за нежелания Лени Рифеншталь уделять много внимания милитаристским кадрам, сколько из-за плохой погоды и скоротечности самого мероприятия. Контраст между кавалерией и солдатами в современных боевых машинах отражает межвоенные годы в Германии и предстоящую масштабную программу перевооружения. Один из немногих моментов в фильме, где Адольф Гитлер улыбается и даже смеется, наблюдая за пока еще только набирающими обороты вооруженными силами, которые совсем недавно принесли ему личную клятву верности.

Гитлер принимает военный парад

Сцена 9. Вечером 180 000 членов партии и четверть миллиона гостей со всей Германии собираются на “Поле Цеппелина” (Zeppelinwiese), подняв в воздух невероятные 21 000 штандартов со свастикой, приветствуя своего фюрера Адольфа Гитлера. Фильм обращается напрямую к одному из своих ключевых мотивов – личности Гитлера, как вождя нации и мессии. Фюрер в данной сцене довлеет над безликой массой, скрытой темнотой и флагами, со своего высокого постамента. Позади него выстроен пока еще деревянный орел. Адольф Гитлер обращается к нации и ссылается на провидение и судьбу, которая сомкнула ряды нацистской партии ради светлого будущего Германии. Заканчивает речь он призывом дать клятву отныне каждый день и каждый час думать о Германии, о рейхе и о народе. Последними его словами станет троекратное ‘’Sieg Heil’’.

В то время как список дел Гитлера на съезде партии ограничивался званными встречами с соратниками и выступлениями, Рифеншталь предлагает нам картину лидера нации. Человека, который не просто прилетел на личном самолете в Нюрнберг, поселился в отеле, проехался на авто и высказался с трибуны. Но изложил нации видение их будущего, придал смысл их существованию и вложил клятвы в их сердца и головы. Камера в этой сцене снимает выступающего с самых разных ракурсов, большинство их которых нижние. Мы в целом редко видим Гитлера в полный рост в фильме. Он выступает с большой трибуны, возвышаясь над безликой темной публикой, а камера смотрит на него снизу-вверх, выхватывая палитру эмоций от пафосной серьезности до очарования человека из народа. Большое расстояние до микрофонов словно демонстрирует, что фюреру они не нужны, чтобы громогласно достучаться до сотен тысяч присутствующих.

Ночное выступление Гитлера

Сцена 10. С наступлением утра следующего дня, массовая церемония собирается на Luitpold, в западной части территории партийных съездов в Нюрнберге. В одной стороне поля располагается военный мемориал Ehrenhalle – зал памяти солдат, погибших в Первую Мировую Войну. С другой – величественная трибуна для выступлений, украшенная архитекторами Гитлера, в частности молодым Альбертом Шпеером, тремя большими баннерами со свастикой, барельефами в камне, партийными флагами меньшей величины и орлами.

Камера передает панорамное величие 97 000 членов СА и 11 000 членов СС в черных мундирах, собравшихся здесь по воле своего фюрера. Всего тремя месяцами ранее “Ночь длинных ножей” устранила опасность для Гитлера со стороны штурмовиков и парад на Luitpold еще раз свидетельствует о единении нации. На далеком переднем фоне мы видим три фигуры, пересекающих арену от трибуны по направлению к залу памяти Ehrenhalle. Несмотря на то, что камера снимает их только в далекой панорамной перспективе, зритель узнает Адольфа Гитлера, руководителя СС Генриха Гиммлера и нового шефа СА Виктора Лютце. Колоны ста тысяч мужчин образуют открытый путь посредине арены и трое лидеров отдают дань уважения погибшим в Мировой Войне. В итоговый монтаж попадают кадры, снятые самой Лени Рифеншталь на одну из камер.

После возложения венков на военный мемориал, Гитлер, Гиммлер и Лютце медленно возвращаются к трибуне на другой стороне поля, а солдаты поворачиваются лицом к их новому местоположению. Лидеры СА и СС занимают место по бокам от основной трибуны, где Адольф Гитлер принимает парад своих преданных формирований. Лютце обращается к Гитлеру с заверением, что члены движения с гордостью выполнят любой приказ своего фюрера. Затем сам Гитлер обращается к собравшейся публике. В абстрактных понятиях он ссылается на тех, кто думал пошатнуть величие СА и о той великой тени, которая нависла над Германией, но была преодолена.

После своей речи, Адольф Гитлер переходит к церемонии освящения флагов. Он движется вдоль линии штурмовиков со своим личным штандартом, известным как “кровавый флаг”. Эта часть легенды нацистской партии отсылает к неудавшемуся захвату власти в Ноябре 1923 года, известному как “Пивной путч”. Гитлер лично касается углом штандартов к своему флагу, глядя в глаза каждому солдату, который его держит. Драматизм сцены выделяет этих мужчин из общей безликой массы, которая держит свои флаги. Кадры сменяются сценами выстрелов их пушки.

Парад СА и СС

Сцена 11. Торжественные действия вновь перемещаются из территории партийных съездов на юге города на улицы самого Нюрнберга. Акцент внимания по-прежнему остается на Гитлере, но уже не как на духовном лидере нации и беспрекословном вдохновителе партии, но как на военном руководителе. Фюрер вновь отделен от других людей, в том числе от чиновников и коллег по партии, большим пространством позади него. Держа руки близко у груди, он принимает нескончаемые ряды марширующих, сначала из движущегося автомобиля, а после в состоянии статичного созерцания. Перспектива камеры показывает нам нацистскую верхушку, в том числе Геринга и Геббельса, которые визуально находится под Гитлером, и оператор снимает их сверху-вниз. Фюрер же всегда предстает над толпой, и камера следит за его движениями и мимикой снизу-вверх.

Лени Рифеншталь, занятая на всех стадиях производства фильма Триумф воли, поручила монтаж этой сцены парада одному из своих помощников, но после отказалась от его варианта. Режиссер посчитала первый вариант слишком статичным – не тем, чего она хотела добиться. Итоговый вариант монтажа представляет собой постоянную динамическую смену ракурсов. Камеры не просто предлагают зрителю наблюдать за парадом улицами Нюрнберга, но стать его участником. Перспектива съемки постоянно меняется, под разными углами, из окон, на уровне глаз, выше и ниже, с движущихся машин и съемочных кранов. Притом, что сама композиция кадра также находится в постоянном движении.

Гитлер принимает парад своей армии, штурмовиков, членов Трудового фронта, солдат СС, которые, бесконечным маршем, как это хочет показать фильм, проходят мимо своего лидера. Как и в начале фильма, мы видим жителей самого Нюрнберга и тысячи гостей, которые наблюдают за процессией и поддерживают ее из окон домов, с тротуаров, возвышенностей. Примечательно, что в кадре появляется художественный контраст между мужественными мужчинами, членами шествия, и женщинами и гражданскими, которые, с замиранием и восхищением, наблюдают за ними, стоя по обе стороны дороги. Безусловно, сцена парада символизирует единство нации во всеобщей поддержке происходящего.

Парад улицами Нюрнберга

Сцена 12. Последняя сцена отражает завершающий конгресс Съезда партии НСДАП 1934 года в Нюрнберге. В кадре появляется Орел – один из символов нацистского движения, а после и Гитлер, со своей свитой приближенных. Он проходит к трибуне масштабного конгресс зала Luitpoldhalle к трибуне, чтобы произнести финальную речь, которая должна стать апофеозом всего мероприятия. Звучит любимый марш самого фюрера “Badenweiler Marsch”, а сам лидер движения улыбается, но его мимика выражает также сосредоточенность и напряжение.

Гитлер обращается к старым бойцам движения и отсылается ко временам, когда было трудно и опасно заявлять, что ты – национал-социалист. Он провозглашает, что, когда в партии было всего семь человек, они уже тогда провозгласили два неукоснительных принципа: верность идеологии и стремление стать единственной политической силой в Германии. Фюрер провозглашает, что сегодня к власти пришли лучшие ее представители – элита политического руководства страны. Что будущее в их руках и дело сегодняшнего дня будет жить тысячелетиями. Также Гитлер предвосхищает объединение политического и военного крыла – партии и армии ради общего великого будущего. Заканчивает Гитлер словами: “Да здравствует национал-социализм, да здравствует Германия”.

В финальном монтаже фильма Рифеншталь решила подчеркнуть исключительность момента и сосредоточить внимание зрителя лишь на самом Гитлере, не используя контрастные кадры присутствующих в зале или партийной символики, как мы видели раньше в фильме. Размеренные речи фюрера ранее на съезде не идут в эмоциональном сравнении с этим выступлением, где проявляется Гитлер, как политик и оратор, и уже не столько как духовный и военный лидер. Камера запечатлевает повышение градуса напряжения, от напускной серьезности вначале, до призывов к публике в завершающей стадии. После этого заместитель фюрера по партии Гесс провозглашает закрытие съезда следующими словами: ‘’Партия – это Гитлер, Гитлер – это Германия, а Германия – это Гитлер. Да здравствует победа. Да здравствует победа. Да здравствует победа’’.

Последняя минута фильма проходит под нацистский гимн Horst Wessel, которым Триумф воли открывался. Сначала музыку исполняет оркестр, а после она звучит на органе до последних кадров. Мы видим панорамную перспективу зала Luitpoldhalle, затем изображением свастики, которое плавно переходит в еще более монументальный ее вариант из камня. Мы видим марширующих мужчин, которые в кадре двигаются из нижней левой в правую верхнюю часть экрана, где появляются облака, как и в самом начале фильма. Таким образом, картина провозглашает тот самый триумф воли – цель, к которой единая нация Германия придет, через старания, борьбу и единство, под предводительством своего фюрера.

Заключительное выступление Гитлера на съезде партии 1934

5 октября 2018
История Гестапо Жак Деларю

История Гестапо — Жак Деларю

Кто такой Жак Деларю Жак Деларю (Jacques Delarue) родился 18 Сентября 1919 года в городке Брикебек в Южной Нормандии во Франции. Будучи еще подростком, в…

Фильм Шоа Клода Ланцмана

Шоа

Без малого самый известный и культовый документальный проект о Холокосте во Второй Мировой Войне, снятый французским журналистом Клодом Ланцманом.

Джеймс Холланд Война на Западном фронте

Д. Холланд: Война за Западе

Один из ярчайших представителей современной школы историков Джеймс Холланд предлагает лишенный предрассудков и основанный на фактах взгляд на Войну на Западе