Концентрационный лагерь Плашов

Как добраться до Плашова. Лагерь сегодня

Территория бывшего концлагеря Плашов, известная многим по культовому историческому фильму “Список Шиндлера”, сегодня представляет собой мемориальный парк лишь с очертаниями оригинальных строений и некоторыми довоенными постройками. Городские власти не позволили после войны застроить желанные гектары земли, а в 2010-х на месте Плашова были установлены два десятка памятных знаков, с увеличенными архивными фотографиями, картой и кратким описанием на польском и, что важно, на английском. И все же без должной предварительной подготовки очень сложно восстановить полную географию бывшего концентрационного лагеря среди холмов, полей, карьеров и зеленых насаждений.

Территория бывшего концлагеря Плашова находится в Южной части современного Кракова, примерно в 5 километрах от Старого города. Добраться сюда общественным транспортом не составляет никакого труда – совсем рядом с местом проходит трамвайная линия. Прямо от восточной части Старого города сюда ходят два трамвая: № 3 и № 24. Периодичность – каждые 10-15 минут. Ехать – 20 минут, причем, что интересно, маршруты проходят через район Подгоже и бывшее Краковское гетто. Выходить из трамвая нужно на остановке Cemetery Podgorski.

Концентрационный лагерь Плашов Краков

Выйдя из трамвая, вам нужно пройтись буквально 300 метров южнее, дальше по ходу его движения, до поворота на улицу Иерусалимская. Довоенное название улицы до сих пор сохранилось и движение по ее тихой дороге приведет вас прямо к месту, где когда-то стояли главные ворота в концлагерь Плашов. Именно дорога в этой части лагеря, вдоль зданий СС, известна как “SS-strasse” и была выложена надгробиями с еврейского кладбища. Территория лагеря представляет собой прямоугольник и будет от вас по правую сторону. По левую сторону, где когда-то стояли бараки охраны, сегодня находятся жилые многоэтажные дома, окна которых как раз выходят на мемориальный парк.

Как добраться до Плашова. Лагерь сегодня

  1. Сортировочная станция
  2. Главные ворота Плашова
  3. Офицерский клуб СС
  4. Комендатура
  5. Блок казарм СС
  6. Серый / Старый дом
  7. Руины похоронного бюро еврейского кладбища
  8. Старое еврейское кладбище Подгоже
  9. Платц для построения / Apellplatz
  10. Место расстрелов C Dolek
  11. Место расстрелов Hujeva Horka
  12. Гранитный карьер
  13. Памятник жертвам расстрела 1939 г.
  14. Памятник Саре Шенирер
  15. Вилла Амона Гета.

История концлагеря Плашов

Судьба краковских евреев

Немецкие войска вошли в Краков 6 сентября 1939 года и город позже стал частью новообразованного территориального деления под названием Генерал-Губернаторство. На тот момент в Кракове проживало порядка 65 000 евреев. Первая волна принудительного переселения из города последовала с мая по август 1940 года, а вторая в середине осени. К моменту образования Краковского гетто 20 марта 1941 года, в Кракове оставалось около 15 000 евреев – четверть от изначального числа на начало войны. В 1942 году оккупационные власти начали претворение в жизнь плана так называемого “окончательного решения еврейского вопроса”, а на деле систематического массового уничтожения польских евреев. Первая массовая депортация евреев в лагерь смерти Белжец, недалеко от Люблина, была проведена немцами в Июне 1940 года, а вместе с депортацией прилегающих к Кракову сел, продолжалась все лето. Вторая массовая акция депортации Краковских евреев в лагерь смерти Белжец прошла 28 октября 1942 года и затронула тех, кто не имел рабочих карт, а также детей, стариков и немощных.

Судьба краковских евреев

 

Строительство концлагеря Плашов

Сразу после этой акции, в последних числах октября 1942 года, было согласовано создание трудового лагеря для оставшихся трудоспособных жителей гетто. Вместе с этим, строительство Плашова было согласовано и начато еще летом. Тогда лагерь, согласно плану “окончательного решения еврейского вопроса”, должен был быть временным местом содержания евреев, перед их дальнейшей отправкой в лагеря смерти. В этот период, между июлем и октябрем 1942 года, было построено 10 жилых бараков. Местом для строительства была выбрана территория к югу от района Подгоже, где уже располагалось Краковское гетто, рядом с одноименной железнодорожной станцией Krakow Plaszow. Железнодорожные ветки обеспечивали соединение как с самим городом Краковом, так и линиями, которые вели в Освенцим, а как выяснится позже, и в Венгрию. Здесь располагались руины фортификационных укреплений конца XIX столетия, разобранных в 1930-х, а также две еврейских кладбища. Старое еврейское кладбище, основанное в 1887 года, принадлежало еврейской общине городка Подгоже, который в то время было отдельной административной единицей. Новое еврейское кладбище, относящееся уже к общине Кракова, появилось здесь в 1932 году, так как как другое городское еврейское кладбище на улице Миодова (Miodowa) было к тому моменту переполнено и закрыто.

Территория представляла собой сочетание холмов, небольших карьеров, низин и, плюс к этому, вмещала два кладбища. Постройка лагеря Плашов потребовала серьезных инженерных и технических знаний. Изначально планировалось уничтожить оба кладбища и занять территорию порядка 5 гектаров для размещения от 2000 до 4000 заключенных, преимущественно из Краковского гетто. На пересечении улиц Абрахама и Иерусалимской, возле здания администрации Нового еврейского кладбища, находился небольшой гранитный карьер, из которого будут взяты первые материалы для строительства лагеря. Заключенные, которых называли Barrackenbau, сровняли кладбища с землей, уничтожили окружающие их стены. Тела были сброшены в выкопанные паровым бульдозером ямы, а каменные надгробия, по приказу СС, использованы для выкладки основных дорог лагеря. Бывшая польская улица Гетьмана, оказавшаяся внутри периметра лагеря, была выложена еврейскими надгробиями, а за дальнейшее строительство здесь бараков для СС, администрации, а также расположению в довоенных виллах и в Сером доме офицеров, получила название SS-Strasse.

Новая фаза строительства уже трудового лагеря началась в ноябре 1942 года. Группа еврейских заключенных, отобранных из Краковского гетто, несколько месяцев занимались постройкой лагеря Плашов. Их гнали сюда из района Подгоже каждое утро. Возвращались они не каждый вечер, ведь часто охрана СС оставляла рабочих в недостроенных ими же бараках или в соседнем карьере Liban, не считаясь с зимней погодой и истощением. Когда 13 февраля 1943 г. комендантом был назначен Амон Гет, строительство ускорили, и всего через месяц Плашов уже был готов принять тысячи узников из Краковского гетто, которое теперь было готово к ликвидации. Количество рабочих Barrackenbau, занятых на строительстве лагеря, менялось от нескольких сотен осенью 1942 года, до невероятных 7000 в 1944.

Строительство концлагеря Плашов

 

Руководство и охрана лагеря

Первым комендантом будущего трудового и концентрационного лагеря Плашов, еще на ранней стадии строительства, был офицер СС Хорст Пиларцик (Horst Pilarzik). После него недолгое время у руководства стоял Франц Мюллер (Franz Muller). Третьим и последним комендантом Плашова был Амон Леопольд Гет (Amon Lleopold Goth). Последний комендант отличался жестокостью по отношению к узникам и лично проявлял к ним насилие, убив неизвестное число заключенных собственными руками. Также под его началом в 1943-1944 года проводились массовые акции расстрелов на территории лагеря, а сами условия содержания в Плашове находились на минимальном уровне, даже по меркам нацистских трудовых лагерей. Под началом Гета служили такие офицеры СС как Kunde, Hujar, John, Zdrojewski, Landesdorfer, Eckert и Glazar, известные своей жестокостью. После ликвидации гетто, полиция краковского гетто была перемещена сюда для охраны. Также к патрулированию внешнего периметра были привлечены сотни охранников, этнических украинцев, чаще всего военнопленных красной армии, которые прошли подготовку на охранников в лагере Травники возле Люблина.

Руководство и охрана лагеря

 

Расширение лагеря

Изначальная площадь лагеря Plaszow постоянно расширялась, по мере увеличения числа заключенных. Если в конце 1942 года территория Плашова охватывала порядка 25 акров, то на пике своего размера, в середине 1944 года, уже 197 акров. В марте 1941 года, после ликвидации Краковского гетто, большая часть его узников, избежавших смерти на улицах и отправки в Аушвиц, были переселены в Плашов – порядка 6000 человек. В дальнейшем сюда же были депортированы евреи из близлежащих к Кракову сел, а еще позже, составы с узниками приходили из разных частей Генерал-губернаторства. Уже летом 1943 года количество узников в Плашове достигло 12 000 человек. В январе 1944 г. статус лагеря был официально изменен с трудового на концентрационный и Плашов даже стал во главе системы подлагерей, включая таковые в городах Величка (Wieliczka) и Мелец (Mielec). В 1944 году Плашов был передаточным звеном для дальнейшей отправки евреев из Венгрии и Словакии в Аушвиц, а большая часть узников, доставляемых в лагерь, сразу же отправлялись на место массовых казней. В мае 1944 года Амон Гет приказал провести отбор узников и освободить место для приема 10 000 евреев из Венгрии. По итогу 1500 заключенных были высланы для уничтожения в Аушвиц. В разные периоды существования Плашова, его заключенных высылали в Аушвиц, Гросс-розен, Маутхаузен в Австрии, Флоссенбург.

В своих максимальных габаритах, лагерь включал до 180 бараков, а количество узников, находившихся в нем достигало одновременно 25 000 человек.

Расширение лагеря

 

Устройство лагеря Плашов

Несмотря на постоянное расширение лагеря, жесткая система охраны оставалась неизменным атрибутом. Территория Плашова была окружена двойным рядом заграждения из трехметровых бетонных блоков и колючей проволоки между ними, общей протяженностью периметра 4 км в 1944 году. Между заграждениями, на полосе шириной в 5 метров, дежурила охрана из СС с собаками, обученными нападать на людей в полосатой форме, а вооруженные пулеметами и прожектором наблюдатели, на каждой из 13 вышек, просматривали периметр с высоты. В Плашове были построены вышки трех типов: одноэтажные высотой всего 2 метра, а также десятиметровые и двадцатиметровые – последние позволяли просматривать всю территорию лагеря. Мощные прожекторы освещали большую часть территории Плашова в темное время суток, а их свет был виден за многие километры.

В центре лагеря располагался Apellplatz – плац примерно 100 на 100 метров, где ежедневно проводились переклички, а также медицинские осмотры и отбор на экзекуции.

Лагерь Plazsow был поделен на сектора и заключенные могли находится только в тех частях, на которые имели специальный пропуск. До преобразования Плашова в концентрационный лагерь в январе 1944 года, узники были поделены на три отдельных категории: евреи, поляки и все остальные. Изначально лагерь предназначался только для евреев, но в июле 1943 года СС создало внутри Плашова Arbeitserziehungslager – так называемый »рабочий лагерь для перевоспитания поляков». Сюда стали заключать местных за криминальные и административные преступления, подозрение в связях с Сопротивлением. Первые группы польских заключенных были доставлены в Плашов в июле 1943 года.

После смены статуса, заключенных стали нумеровать и первый номер 101 получил старейшина лагеря Wilhelm Chilowicz. Процедура в целом повторяла типичную для нацистских концлагерей практику нанесения номера на одежду – узников не фотографировали и не делали татуировки. Несчастных, которых доставляли сюда временно, для дальнейшей отправки, номер не получали. Также с этого периода узников обязывали брить голову и всем была выдана полосатая форма.

Еврейская часть вмещала внутренний мужской и женский лагеря, разделенные колючей проволокой и ворота. И хотя они тщательно охранялись, запрет на общение между мужчинами и женщинами носил скорее номинальный характер, и часто нарушался.

Территория Плашова также вмещала зону мастерских (обработка металла, кузница, плотнические мастерские, обработка кожи и др.), восточную “немецкую часть” Wachblock с бараками и домами СС, отдельную зону Krankenrevier для трех бараков госпиталя в западной части лагеря, отделенную колючей проволокой, бордель для охраны СС, а также несколько мест массовых расстрелов. До лета 1943 года они проводились на месте будущего Apellplatz, после, до февраля 1944 года на холмистой возвышенности, вошедшей в историю как Hujowa Górka, а далее преимущественно на месте другого старого фортификационного сооружения, известного как C Dolek. Средний жилой барак вмещал до 150 узников на площади не более 80 квадратных метров.

Лагерная администрация Плашова ввела жесткие правила коллективной ответственности. В частности, группа рабочих отвечала жизнью за ошибки. Очень немногим узникам Плашова удалось бежать, хотя попытки, как и в других лагерях, предпринимались постоянно. Амон Гет издал указ, что за каждую попытку побега будет казнено десять узников и почти всегда жертвами подобных репрессий становились случайно отобранные заключенные, не имеющие отношения к проступку.

Устройство лагеря Плашов

 

Условия жизни в лагере

Жизнь в Плашове была настоящим испытанием, даже по меркам нацистских трудовых лагерей. Самой изматывающей работой считались подряды в местном известняковом карьере Liban – срок жизни заключенных, отправленных на работу туда, часто не превышал несколько недель. Ограниченный рацион питания, тяжелый труд, несоответствующая погоде одежда делали узников чувствительными к разного рода заболеваниям – от малярии до эпидемий тифа. Заключенные разных национальностей подвергались избиению со стороны, как капо из числа заключенных, так и самих охранников СС и даже старших офицеров. Сотни заключенных лишились жизни от руки самого коменданта лагеря, Амона Гета.

Хотя условия жизни в еврейской части лагеря были очень тяжелыми, жизнь поляков была еще более невыносимой по ряду причин. В их части лагеря не было душевых, которые находились только в еврейском секторе. Учитывая еще тот факт, что в Плашове было плохо с подачей воды, польские узники получали доступ к ванной порой раз в полтора месяца, не чаще. Также в их бараках имела место напряженная антипатриотичная обстановка. В целом сами бараки были хуже оборудованы, чем в еврейском секторе, где нашлось больше специалистов, во время постройки. Одно время узники использовали обогреватели осенью и зимой, но после их запретили, из-за опасности пожара. Несмотря на лучшие условия, еврейские бараки были почти всегда переполнены. Одно время в лагере, в изоляции от других этнических групп, находилось несколько десятков цыганских семей, судьба которых остается неизвестной.

Отношения между еврейскими и польскими узниками Плашова были, как и в других подобных местах заключения, сложными. В целом евреи относились к полякам доброжелательно, как к братьям по несчастью. Отдельным заключенным помогали, особенно летом-осенью 1943 года, когда условия в польском секторе были наихудшими. После того, как поляки стали получать работу за границами лагеря, наладился обмен продуктами и товарами. Количество польских узников росло, по мере расширения их сектора и всего Плашова в целом. От нескольких сотен в июле 1943 года, до 3000 уже весной 1944 (при 20 000 еврейских узников в тоже время). 6 августа 1944 года в Кракове немцы провели превентивные аресты, и на несколько недель в Плашов попало 6000 поляков, большая часть из которых вышла на свободу.

Что касается рациона питания в Плашове, его дневная норма была заявлена между 2.250 и 2500 калориями в день. Учитывая тяжелейшие условия труда и холод зимой, это количество было вдвое меньше необходимого. По факту же, узники получали еще меньше провизии, чем было установлено нормами. На завтрак заключенные получали темную бурду, что представляла собой подобие кофе без сахара. На обед они получали постную похлебку, а на ужин — варенные свеклу и морковь. Также узнику полагалось немного жира и 1.4 килограмма хлеба в неделю. Если подсчитать реальный калораж такого рациона, она окажется куда ниже норм и едва достигал 1000 калорий в день. Важно понимать, что часть продуктов просто не доходила до лагерных кухонь. Часть поступавших продуктов администрация и комендант Амон Гет просто продавали, а самое важное доставалось охране.

Рабочий день в Плашове для узников длился 12 часов, с раннего утра до самого вечера. На предприятиях внутри лагеря и в мастерских действовали ночная и дневная смена так, чтобы работа никогда не останавливалась. Во время интенсивной расстройки Плашова летом-осенью 1943 года, узников, которые возвращались в лагерь с предприятий вне территории, после заставляли еще несколько часов таскать камни для расширения лагеря.

Условия жизни в лагере

 

Плашов и трудовые предприятия

Плашов был основан как трудовой лагерь (сменив статус на концентрационный только в январе 1944 года), и в разное время его существования здесь располагались мастерские и промышленные предприятия самого разного предназначения. От создания униформы для Вермахта, до печати секретных распоряжений для оккупационных властей и солдат СС. На территории лагеря была организована жизнь и работа нескольких предприятий, принадлежащих немецким предпринимателем. Одним из них был Юлиус Мадритч, австрийский бизнесмен, который в Сентябре 1943 года перенес свое предприятия внутрь лагеря Плашов, обеспечив своих евреев надлежащим питанием и условиями жилья, а что важно своей протекцией. Другой известный Праведник мира, спасший жизни более 1000 евреям, чешский предприниматель Оскар Шиндлер. После договоренности с комендантом лагеря Амоном Гетом, Шиндлеру было разрешено сохранить часть рабочей силы для своей фабрики эмалированной посуды DEF, расположенной в 4 км от Плашова. В ноябре 1943 года ему было разрешено построить на территории своей фабрики бараки для размещения своих рабочих из Плашова.

Плашов и трудовые предприятия

 

Ликвидация лагеря Плашов

В начале 1944 года в Плашове планировалась постройка газовых камер и крематориев для систематического уничтожения оставшихся в живых европейских евреев, не способных работать. Но ввиду более масштабного задействования, в том же году, Аушвица и строительства там четырех новых крематориев, планы в Плашове не были приведены в исполнение. В северной части лагеря, к концу 1944 года, было построено два барака под газовые камеры, а крематорий находился на стадии планирования, но ликвидация лагеря помешала планам.

Летом 1944 году в концлагерь Плашов поступил приказ уничтожить следы преступлений. В течение двух месяцев узники лагеря выкапывали и сжигали на открытом огне тысячи жертв лагеря, похороненных ранее в двух массовых могилах. В августе 1944 года транспорты с заключенными начали покидать лагерь и доправлять их на Запад, в том числе в Аушвиц. 13 сентября 1944 года был арестован комендант Амон Гет и обвинен, своими же, в присвоении ценностей евреев. К осени 1944 года в Плашове оставили только 600 заключенных для уничтожения построек.

Последние 600 заключенных, среди них 150 женщин, были отправлены пешим маршем смерти из лагеря в Аушвиц 14 января 1945 года, а три дня спустя Краков был занят красной армией. Так как к тому времени, уничтожили или демонтировали почти все строения на территории лагеря, включая почти две сотни бараков, лагерь на момент освобождения представлял собой холмы с остатками фундаментов, мусором и обожжённой землей. Вместе с этим, советская оккупация территории продлилась довольно долго и именно солдаты красной армии, используя немецких военнопленных, уничтожили последние оставшиеся постройки на территории лагеря, за исключением польских довоенных домов и сортировочной станции.

Специальная комиссия по расследованию немецких преступлений на территории Польши, прибывшая на место в октябре 1945 года отмечала, что доступ к локации очень затруднен присутствием красной армии. Весной 1946 года был разрешен доступ комиссии, которая исследовала территорию бывшего лагеря, сделали снимки оставшихся руин, в том числе остатков Похоронного бюро, Серого дома, бывшей виллы Гета, недостроенного здания новой комендатуры и склада для хранения добытого камня.

Примерное количество людей, который прошли через Плашов с весны 1943 года по январь 1945, достигает, по мнению историков, 150 000. По другим оценка, число равняется 30-40 тысячам.

Ликвидация лагеря Плашов

 

Расследование преступлений. Суды над военными преступниками

Уже летом 1945 года польскими властями было инициировано создание Районной комиссии по расследованию немецких преступлений в Кракове. Предметом интереса выступали концентрационные и трудовые лагеря (в первую очередь, Аушвиц), коллаборационистские организации, гетто, судьба военнопленных и поиск военных преступников. В августе 1945 года был начат процесс против коменданта концлагеря Плашов и его сотрудников. На тот момент Амон Гет уже был опознан в американском лагере для немецких военнопленных, где против него выдвинули обвинения и готовили экстрадицию в Польшу. Также был определен порядок поиска и опроса свидетелей, живших на территориях, прилегающих к Плашову, а также выживших узников, охраны, обслуживающего персонала, сбора улик на местах преступлений.

Амон Гет был передан польской стороне в мае 1946 г. и предстал перед Высшим Народным трибуналом (Najwyższy Trybunał Narodowy) созданным специально для рассмотрения наиболее жестоких преступлений времен нацистской оккупации. Процесс начался 27 августа 1946 года и привлек значительное внимание со стороны прессы, бывших заключенных, а также местных жителей, которые могли следить за ходом заседаний благодаря громкоговорителям на улице. Амон Гет был признан виновным в преступлениях против человечества и повешен 13 сентября того же года во дворе тюрьмы Монтелюпих, где в годы оккупации казнили польских заключенных.

Процесс над комендантом Гетом был громким событием и послужил прелюдией для целой серии послевоенных процессов над военными преступниками, совершавшими преступления в Плашове. Следующим по важности был процесс, рассматриваемый Районным Судом Кракова над 18 бывшими сотрудниками лагеря. Приговор был зачитан 23 января 1948 года. Троих подсудимых приговорили к смертной казни за совершенные преступления: Lorenz Landstorfer, Ferdinand Glaser, Edmund Zdrojewski, а спустя год пересмотр дела еще одного подсудимого Arnold Büscher привел его к высшей мере наказания. Двенадцать подсудимых получили разные тюремные сроки. В последующие годы еще пять бывших членов охраны лагеря из числа СС были приговорены к смертной казни за преступления в Плашове. Также прошли слушания по преступлениям во время ликвидации Краковского гетто.

При всей серьезности подхода польских властей к расследованию преступлений, большей части охраны СС Плашова обвинения не предьявлялись. Своей участи избежали также такие военные преступники как Eckert, Janetz, Ritschek и даже Hujer – »палач Плашова». Помимо членов СС, суды проводились над бывшим обслуживающим персоналом, коллаборантами, членами Полиции порядка, над бывшими лагерными каппо и смотрящими по баракам.

Расследование преступлений. Суды над военными преступниками

Главные ворота и сортировочная станция

За границами территории лагеря Плашов, правее от Главных ворот, находилась сортировочная станция. В период функционирования лагеря, зимой 1943-1944 г.г. к нему была подведена ветка железной дороги, ответвление от станции Plaszow, которая доставляли будущих узников прямо к главному входу. Железнодорожное полотно, которое раньше оканчивалось уже внутри периметра, сегодня не сохранилось. Ветка проходила между улицей Иерусалимской и сортировочной станцией, руины которой стоят до сих пор. Люди, которым было суждено стать узниками лагеря, вынуждены были сдать свой багаж, ценности и даже верхнюю одежду, по требованию охраны. Здесь располагались склады, где отобранное имущество сортировали для дальнейшего использования по месту или отправки в другие пункты Генерал-губернаторства или в Рейх. Сегодня сохранилось небольшой здание охраны и длинные руины складов.

Сразу за разгрузочной железнодорожной станцией и складами, напротив Офицерского клуба, дальше по улице Иерусалимской, располагались Главные ворота в концентрационный лагерь Плашов. Как и тысячи узников до и после, через этот въезд в лагерь, в марте 1941 года, прибыли отобранные для работы евреи из Краковского гетто, после его ликвидации. В том числе и “евреи Шиндлера”, занятые на работе на фабрике DEF. Ворота хорошо просматривались с наблюдательных вышек и находились под постоянной усиленной охраной.

Главные ворота и сортировочная станция

 

Офицерский клуб, штаб и бараки СС

Два примыкающих друг к другу здания по адресу ул. Иерусалимская 8 и 10 являются польскими довоенными строениями, сохранившимися, наряду с Серым домом и виллой коменданта Гёта, дальше по улице. Раньше строения располагались внутри периметра лагеря, за Главными воротами левее. До переезда в Красный дом, одно время, на заре работы Плашова, здесь жил комендант Амон Гет. После немцы расположили здесь главный пост охраны лагеря, с коммутатором телефонной связи и радио, где охрана СС могла слушать новости с фронтов от немецкого Министерства пропаганды Геббельса. Два здания использовались как офицерский клуб для охраны, где они, среди прочих мест, проводили свободное время. Сегодня к правому зданию был надстроен еще один, третий этаж, и еще одно строение справа, которого не было во времена Плашова.

Бараки охраны СС были расположены дальше по улице Иерусалимской (Hauptstrasse при немцах), напротив и дальше от Серого дома. Сегодня на их месте стоят современные жилые дома. Бывшие бараки представляли собой здание прямоугольной формы 105 на 55 метров, которое называли Wachkaserne, построенное летом 1943 года. Именно здесь, за приостановку строительства этого здания, а не барраков для узников, по техническим причинам, была убита еврейская архитектор Дайана Райтер (Diana Reiter) – ее застрелили по приказу коменданта Амона Гета в августе, а не ранней весной 1943 года. В его восточной, дальней от Главных ворот части, была построена высокая башня, которая позволяла контролировать вход в лагерь и большую часть его территории. Посредине располагался большой внутренний двор.  Здесь же располагались четыре барака украинских охранников, отделенных от немецкой части.

Восточная часть лагеря, отделенная с севера на юг SS-strasse, предназначалась исключительно для немцев и украинских охранников из лагеря Травники, и была отделена от остального лагеря дополнительной линией заграждения с колючей проволокой. Юго-восточная часть лагеря, отделенная дополнительным пространством, вмещала конюшни и загоны для скота, пожарную станцию, гараж и два барака химической лаборатории.

Напротив, Офицерского клуба располагалось П-образное здание – штаб охраны СС Плашова, или Комендатура (Kommandantur). В его внутреннем дворе, который выходил как раз на улицу Иерусалимскую (немцы переименовали ее в Hauptstrasse), проводили ежедневные построения охраны. Таким образом, на пути узников из лагеря или сразу после входа в него, они наблюдали за зданиями, где квартировались, упражнялись в строевой подготовке, и отдыхали охранники из числа СС. Во время расширения здания, часть его боковых крыльев была разобрана, но работы не были окончены до ликвидации Плашова. В 1944 году рядом с довоенной улицей Wielicka было начато строительство огромного 60*50 метров нового здания Комендатуры, но эвакуация помешала осуществлению проекта. Позади действующей комендатуры, на каменном возвышении, работал госпиталь для охраны СС.

Офицерский клуб, штаб и бараки СС

 

Серый / Старый дом

Довоенное здание, построенное еще в 1920 годах и до оккупации использовалось как администрация Нового Еврейского кладбища, находившегося в то время сразу за ним. Его архитектор Adolf Siódmak в 1940 году был депортирован из Кракова и умер в концлагере Гросс-Розен в конце войны. С приходом немцев и началом работы концентрационного лагеря Плашов, строение сохранило свое административное значение, только теперь для СС. Здание оказалось в административном сердце лагеря, на пересечении переименованных немцами улиц Hauptstrasse, Bergstrasse и SS-Strasse.

Здесь располагался офис коменданта лагеря Амона Гета. По сохранившимся свидетельствам, из одного из окон он вел стрельбу по узникам лагеря, что чаще относят к Вилле Гета дальше по улице. Здесь, в оборудованных для них квартирах, жили некоторые печально известные офицеры СС, такие как Hujar, Zdrojewski, Landsdorfer, Ekert и Glaser. Таким образом, самые жестокие надзиратели не довольствовались бараками СС дальше по дороге, а жили в своих небольших квартирах.

Серый Дом, который и спустя семьдесят лет сохранил свой известный цвет, был ужасом для узников Плашова, ведь очень немногие из заключенных, кто там побывал, смогли после об этом поведать. В августе 1943 года в подвале здания немцы обустроили тюрьму с одиночными камерами, вошедшими в историю как “стоячие бункеры” (Stehbunker). Их ширина была настолько мала, что узнику приходилось стоять, так как он не мог сесть на пол. Также здесь пытали заключенных, а сохранившиеся с тех времен железные решетки на подвальных окнах не оставляли шанса избежать участи. Сегодня в Сером доме живут местные жители, но не первый год ведется дискуссия о том, чтобы сделать здание частью мемориального комплекса Плашова и открыть для общественности, реконструировав помещения, как музей.

Серый / Старый дом

 

Руины еврейского похоронного бюро

За бывшим зданием штаба СС подковообразной формы справа, там же где и до войны, сохранилась тропа, которая разделяла два еврейских кладбища. Новое еврейское кладбище, администрация которого располагалась в Сером доме. И Старое еврейского кладбище Подгоже (Podgórze), из которого позже будут взяты надгробия, чтобы унизительно выложить так называемую ‘’дорогу СС”. В 1920 году местная еврейская община начала строительство величественного похоронного бюро для нужд Старого еврейского кладбища. Здание было закончено только в 1932 году и представляло собой величественный образчик византийского стиля. Похоронное бюро представляло собой здание из трех куполов, с высотой центрального до 25 метров. В нем были оборудованы морг, помещения для бальзамирования, комнаты для прощаний и молитв, помещение для церемоний.

С приходом сюда немцев и администрации будущего концентрационного лагеря Плашов, комендант Амон Гет приказал расположить в здании Похоронного бюро конюшню и загон для скота: коров и свиней. Все ценные вещи и элементы декора, при этом, были разграблены. В разгар работы лагеря у администрации были планы продолжить железнодорожную ветку, которая тогда оканчивалась за зданием штаба СС и довести ее прямо в центр Плашова, чтобы более оперативно принимать составы с людьми. Хотя этим планам уже было не суждено сбыться, Похоронное бюро оказалось прямо на пути гипотетической ветки, и его судьба была решена. Весной 1944 года комендант Амон Гет инициировал целое представление для местных оккупационных властей и своих офицеров из числа охраны СС, когда по его приказу, массивное строение было взорвано в несколько этапов. При этом западное крыло немцы намерено сохранили, чтобы в будущем разместить здесь насосную станцию и в таком виде здание встретило окончание войны, а полностью разрушено было уже в последующие годы. Сегодня массивные бетонные блоки – это все, что осталось от довоенной постройки 25-метровой высоты.

Руины еврейского похоронного бюро

 

Старое еврейского кладбище Подгоже

До войны на месте будущего концентрационного лагеря Плашов располагалось два еврейских кладбища. Более старое из них, которое после и стали так называть, было основано еще в 1887 году и получило название городка, который здесь располагался и не входил в состав Кракова – Подгоже. Новое еврейское кладбище появилось рядом только в 1932 году, когда эта территория стала частью Кракова. С приходом немцев, было отдано распоряжение уничтожить Старое кладбище, а надгробия с еврейских могил использовать как материал для выкладки основных дорог в лагере камнем. Так как записи местной еврейской общины, а также документы из Похоронного бюро были уничтожены, невозможно восстановить имена людей, чьи могилы здесь располагались. Из всех надгробий сохранилось только одно, с именем Chaim Jakub Abrahamer, который был похоронен здесь в 1932 году. Так как во времена работы Плашова поверх кладбище были построены бараки, современный его вид – уже результат недавних археологических раскопок, которые выявили надгробия из-под земли.

Старое еврейского кладбище Подгоже

 

Плац для построения (Apellplatz)

В марте 1943 года, в преддверие ликвидации Краковского гетто, немцы использовали паровые экскаваторы, чтобы вырыть две больших ямы прямо посредине будущего трудового лагеря Плашов. В эти рвы сбрасывали тела жертв, убитых при ликвидации гетто, в основном женщин, стариков и детей из гетто B, признанных непригодными для работы. Позже здесь продолжили казни немощных и слабых – несчастных подводили к краю одной из ям и стреляли им в затылок. К лету 1943 года, когда немцы выбрали предпочтительным местом массовых казней Хуеву Горку, на вершине холма на южной стороне лагеря, ямы засыпали землей, а площадку выровняли. Количество этих первых жертв массовых убийств, захороненных в двух ямах, оценивается в 3000 тел.

Так был образован печально известный Apellplatz – площадка для переклички, селекции, медицинского осмотра узников Плашова. Площадью примерно 100 на 100 метров, место стало важной зоной лагеря. Недавние археологические раскопки под Apellplatz позволили обнаружить точное местоположение двух ям и останки тел, жертв массовых убийств весной-летом 1943 года.

Плац для построения (Apellplatz)

 

C Dolek

В конце 18 века, когда эта часть страны была в составе Австро-Венгерской империи, австрийцы построили ряд оборонительных сооружений, как часть фортификационной системы города Подгоже и соседнего Кракова. Конкретно на этом месте в 1855-1856 г.г. было возведено фортификационное сооружение Szaniec FS-22. Как и в случае другого места массовых казней в Плашове (Хуева Горка), фортификационное сооружение представляло собой шестиугольный кратер – ландшафт, который сохранился и сегодня. В течение 1943-1944 г.г. холм стал местом массовых казней заключенных, признанных неспособными к работе, нарушивших правила или просто выбранными охраной. Помимо узников самого Плашова, здесь расстреливали также заключенных, привезенных из двух тюрем периода оккупации: Тюрьмы Гестапо на улице Поморской 2 и тюрьмы гестапо в здание польской довоенной тюрьмы Монтелюпих (Montelupich). По послевоенным оценкам до 2000 поляков были доставлены в Плашов из этих тюрем и умерщвлены здесь.

Холм C Dolek возвышался над частью Плашова, где располагались рабочие мастерские. В первое время немцы планировало оградить место казней, чтобы скрыть происходящее, но это сделано не было, и другие узники могли наблюдать за действием на холме. После казней, узникам евреям было приказано собирать тела и сжигать на открытом огне кучами, взяв дерево и соседних плотнических мастерских. Часть из тел захоранивалась в шестиугольной яме. Точное число жертв, расстрелянных в этом месте и на Хуевой горке вместе, установить невозможно и ученые, чаще всего, сходятся на цифре 8000 жертв (она была озвучена на процессе против коменданта Амона Гета в 1946 году). Летом 1944 года, когда стало понятно, что красная армия займет Краков еще до конца года, СС инициировала сокрытие следов преступлений. Как и на Хуяровой Горке, на холме C Dolek заключенные из зондеркоммандо выкапывали тела и сжигали их на открытых печах. Это заняло до двух месяцев и по свидетельствам очевидцев, семнадцать повозок человеческого пепла были в итоге рассыпаны по лагерю. Первые работы по эксгумации останков были произведены сразу после войны в 1946 году.

На месте холма C Dolek после войны были установлены ряд мемориалов. Самая известная архитектурная композиция, установленная в 1964 году, называется Pomnik Ofiar Faszyzmu (»Памятник против фашизма»), другие названия: Pomnik Ofiar Obozu Koncentracyjnego w Płaszowie (»Памятник жертвам концентрационного лагеря Плашов») или Ludzie z wydartymi sercami (»Люди с вырванными сердцами»). Пять каменных фигур символизируют жертв лагеря Плашов, а точнее представителей пяти наций, которые были его заключенными в период немецкой оккупации. Каменная глыба над их плечами и головами символизирует непосильный труд, а трещина на уровне груди – те самые вырванные сердца и утрату жизни. Большая инскрипция на польском на обратной стороне монумента гласит: W hołdzie męczennikom pomordowanym przez hitlerowskich ludobójców w latach 1943–1945 (»Памяти мучеников, убитых в ходе немецкого геноцида 1943-1945 г.г.»).

Помимо масштабного монумента Жертвам фашизма, сегодня на месте бывших массовых казней C Dolek установлено еще три мемориала. Один из них, большой каменный обелиск, был возведен еврейской общиной Кракова, чтобы увековечить память всех еврейских жертв Плашова. Последняя строка длинного текста переводится следующим образом: »Памяти тех убитых, чей последний мучительный крик был прерван тишиной кладбище Плашова». Другой, каменная плита, установленная в 2000 году, отдает дань уважения женщинам из Венгрии, которые прибывали в Плашове перед дальнейшей отправкой на смерть в лагерь смерти Аушвиц. И самый новый монумент был установлен в 2012 году и чтит память солдат польской армии и сопротивления, которые также были убиты в лагере Плашов во время немецкой оккупации.

C Dolek

 

Хуева Горка / Hujowa Górka

Печально известное место казней в концентрационном лагере Плашов, получило свое название (Hujowa Górka или Hujarowa Górka, иногда Kozia Górka) благодаря лагерному жаргону. Оно сочетает в себе оскорбительное слово на польском языке и фамилию самого жестокого надзирателя лагеря из СС – Альбера Хуяра (Albert Hujar). Именно он предложил место для осуществления массовой казни евреев, которые прибыли летом 1943 года из городка Бохня, восточнее Кракова, после ликвидации местного гетто (порядка 15 000 евреев были высланы в различные лагеря и только единицы пережили войну). До войны на холме располагалось австрийское фортификационное сооружение XIX века, демонтированное в 1930-х годах. После этого здесь осталась большая шестиугольная яма, окружностью до 50 метров и глубиной до 5 метров.

Начиная с сентября 1943 года Хуева горка стала основным местом массовых казней узников в Плашове и его использовали, под руководством лично Альберта Хуяра и комендата Гета, вплоть до середины февраля 1944 года. По принципу, который использовали айнзатцгруппы на территории Польши и СССР, жертв сгоняли силой в яму, заставляя предварительно раздеться, а после самостоятельно лечь на предыдущий слой тел, в ожидании пулеметной очереди. Практику сожжения тел на открытом огне опробовали здесь впервые в декабре 1943 года. Когда к февралю 1944, после самого насыщенного периода расстрелов, яма уже была заполнена телами, акцент массовых убийств немцы сместили на соседний холм, ставший известным как C Dolek. Место массовых захоронений на Х-горке выровняли и поверх были построены бараки. Летом 1944 года поступил приказ уничтожить следы массовых убийств на Хуевой Горке и на холме C Dolek. Сразу после войны на месте бывшего места массовых убийств был установлен большой деревянный крест с колючей проволокой.

Хуева Горка

 

Гранитный карьер Liban

В 1873 году горнодобывающая компания ‘’Liban and Ehrenpreis’’ создала в этом месте инфраструктуру для добычи известняка. Ее владельцами были две уважаемых и состоятельных еврейских семьи, процветавших в то время в районе Кракова под названием Подгоже – там, где семьдесят лет спустя немецкие оккупационные власти создадут краковское гетто. Во времена активной эксплуатации карьера, к его мастерским даже была проведена ветка железной дороги, чтобы эффективней вывозить добытый известняк.

Наличие карьера по добыче известняка стало одной из причин выбора места для строительства самого концентрационного трудового лагеря Плашов в 1942 году. Часть заключенных была занята на работах здесь, а ежедневный путь через главные ворота в обход, был изнуряющей частью работы. Также охранники из числа СС и капо, отобранных наблюдать за узниками (часто из числа преступников) часто избивали узников прямо за работой в карьере и неизвестное число жертв было убито прямо здесь – застрелено или сброшено вниз с обрывистых скал карьера. На работах были заняты в основном поляки, политические заключенные, а рабочий день делился на две смены. С 6 утра до 12 дня и с 14 до 21 часа вечера. Порой рабочие в карьере были так голодны, что бросались в кучу с объедками возле лагерной столовой, когда проходили мимо нее. От еще довоенных построек, которые были здесь во времена функционирования лагеря, сохранились металлические сооружения на северной стороне.

Карьер Liban практически не использовался в послевоенное время. Он стал известен на весь мир благодаря использованию, как локации, в фильме Стивена Спилберга “Список Шиндлера” 1993 года. Съемочная группа воссоздала уменьшенный вариант концлагеря Плашов, построив наблюдательные башни, 34 деревянных барака, реплику главных ворот в лагерь, копию виллы Амона Гета на холме и конюшни. После съемок большая часть декораций была демонтирована. До наших дней дожило здание конюшни, можно увидеть фундамент виллы Гета из фильма, остатки железной лестнице к ней (из двух частей в разных местах), несколько столбцов, имитировавших заграждение, остатки деревянных ворот и дорогу из надгробных плит, которые были созданы специалистами по реквизиту специально для съемок. Сегодня карьер Liban утопает в зелени, а все большая его площадь с каждым годом покрывается образовавшимся болотом.

Гранитный карьер Liban

 

Монумент жертвам расстрела 10 сентября 1939 года

Немецкие войска заняли оставленный польской армией город Краков 6 сентября 1939 года, всего через пять дней после начала наступления. Так как оккупационные войска фактически присвоили себе все польское имущество, первая же акция саботажа в городе получила печальную известность. После того, как неизвестные лица вскрыли железнодорожный вагон на расположенной недалеко ЖД станции Krakow Plaszow и украли оттуда мешки с сахаром, немцы решили устроить карательную акцию. Было схвачено тринадцать случайных местных поляков, которые жили в домах рядом со станцией. Их отвели к Новому еврейскому кладбищу и расстреляли прямо у одной из его стен, в двадцати метрах от Серого дома – здания, которое тогда занимала администрация кладбища. Тела были тайно захоронены здесь, а семьи убитых узнали о случившемся только спустя месяцы. Рядом расположен небольшой карьер, камень из которого в 1943 году будет использован для выкладки дорог и строительства отдельных здания уже трудового лагеря Плашов. В скале недалеко от памятника сохранилась пещера – бомбоубежище военного времени, которое предназначалось для СС. В годы работы лагеря прямо на месте массового расстрела были построены бараки. В 1984 году местные власти установили небольшой памятный знак жертвам расстрела 10 сентября 1939 года.

Монумент жертвам расстрела 10 сентября 1939 года

 

Памятник Саре Шенирер

В 2005 году напротив Серого дома был установлен, а точнее восстановлен, памятник женщины, которая умерла еще в 1935 году. Сара Шенирер инициировала важные перемены в системе общественного отношения к образованию женщин в иудаизме, основав целое движение и школы для девочек, в которых к началу Второй Мировой Войны училось порядка 40 000 человек. Она была похоронена в 1935 на Новом еврейском кладбище недалеко от железнодорожной станции Plaszow. С началом строительства концентрационного лагеря Плашов кладбище было уничтожено, а надгробие Шенирер безвозвратно утеряно. В 2005 году группа активистов восстановила надгробие предположительно на том месте, где находилось до войны оригинальное.

Памятник Саре Шенирер

 

Вилла Амона Гета / Красный дом

После определения границ концентрационного лагеря Плашов, внутри его периметра оказалось сразу несколько улиц: Иерусалимская (Jerozolimska), Абрахама (Abrahama) и Гетьмана (Wiktora Hetmana). Последняя брала свое начало из улицы Иерусалимской, на перекрестке с Абрахама, возле Серого дома. Улица Гетьмана получила нарицательное именование ‘’дорога СС”. По обе ее стороны немцы построили или захватили целый ряд строений, среди которых виллы некоторых офицеров, массивное прямоугольное здание бараков охраны. Под номером 22 находился польский дом, который немцы реквизировали в качестве виллы для коменданта Амона Гета. Поначалу комендант жил в смежном здании у главных ворот, после ставшим Офицерским клубом СС, а с сентября 1943 года переехал в эту виллу. Задержка была продиктована личным приказом Гета обновить дом, после того, как его хозяев выгнали. Комендант потребовал создать Венский стиль, так как сам он родился и вырос в Вене. Декор был разработан заключенными, и вилла включала бункер, офис, спортивные помещения, спальню и большую кухню. Снаружи в виллу можно было попасть через двое декорированных железных ворот, которые до сегодня не сохранились.

Хозяин лагеря устраивал здесь званные ужины для видных офицеров немецких оккупационных властей в Кракове. На сам лагерь выходил балкон, с которого комендант, как показали после войны очевидцы, стрелял по узникам лагеря из винтовки. Этот момент стал известен благодаря фильму “Список Шиндлера”. Вместе с этим, реальная топография местности говорит о том, что сам лагерь был на высоте по отношению к вилле, что, впрочем, не исключает возможность стрельбы с балкона. В 1944 году здесь планировалось вырыть большой водный резервуар 60*10 метров, и с окончанием войны от него осталась только большая яма рядом с виллой. Всего на территории Плашова было вырыто 14 противопожарных резервуаров для воды. Здесь же, недалеко от виллы, в 1944 году на холме соорудили противовоздушную башню с тяжелым пулеметом. Рядом с виллой, было построено помещение для собак коменданта.

После войны дом был возвращен польской семье, которая владела им до оккупации. Уже в XXI столетии Красный дом находился в аварийном состоянии, но в 2015 году был продан, и новый хозяин инициировал полноценную реконструкцию, которая была окончена в 2017 году.

Вилла Амона Гета / Красный дом