Ян Кершоу — Гитлер

Почему Ян Кершоу написал биографию Гитлера

Первый том масштабной биографии Адольфа Гитлера Hitler 1889–1936: Hubris за авторством Яна Кершоу увидел свет в 1998 году, а работа, к тому моменту заняла десять лет, начиная с 1989 года. По понятным причинам, автор работал над полным описанием жизни немецкого фюрера, рассматривая источники информации, работы предшественников и концепции комплексно. На полноценное завершение второго тома о периоде с 1936 по 1945 г.г. потребуется еще два года (Hitler 1936–1945: Nemesis, 2000 год). Важно понимать, что до написания биографии Гитлера, Кершоу уже стал известен благодаря ряду монографий по истории Германии, в период работы из-под его пера выходили другие книги и исследования, а собранный материал стал отправной точкой для последующих работ по теме уже в ХХI столетии. Таким образом, я выделяю три периода в карьере Кершоу.

Почему Ян Кершоу написал биографию Гитлера

1980-1989. После знаменитой конференции в Cumberland Lodge в 1979 году, где видные историки своей эпохи вели дебаты о разностях подходов к изучению истории нацисткой Германии, Кершоу сменяет акцент своего внимания с истории Средневековья на Современную историю. В этот период Кершоу пишет несколько академических работ и издает ряд книг о Третьем рейхе, политической ментальности немцев. Пишет он уже тогда и о Гитлере. В 1987 году в свет выходит книга “Миф о Гитлере” (The ‘Hitler Myth’. Image and Reality in the Third Reich).

1989-2000. Работа над расширенной биографией Гитлера в двух томах растянулась на двенадцать лет, но это не значит, что Ян Кершоу не издавал других “промежуточных” работ. Напротив, его авторитет в среде видных историков, изучающих Третий рейх и Гитлера, поступательно возрастал в 1990-х. Его книги в этот период пытаются рассмотреть историю развития и падения Веймарской республики, политики “окончательного решения еврейского вопроса”, сравнивают режимы сталинизма и гитлеризма. Книга Гитлер. Профиль Власти (Hitler: A Profile in Power) увидела свет в 1991 году и сегодня рассматривается чаще как уменьшенный краткий вариант будущей расширенной биографии.

2000 – Сегодня. Приобретя статус академической звезды, с выходом двух томов биографии Гитлера, Кершоу продолжает использовать наработки последних двух десятилетий, обращаясь, вновь и вновь, к истории Германии и Европы. Он пишет книгу о покушении на Гитлера 20 июля 1944 года и о последних неделях немецкого фюрера в Бункере в Берлине. Более подробно пытается разобраться в ментальности одобрения Холокоста в книге “Гитлер, немцы и окончательное решение’’ (Hitler, the Germans and the Final Solution, 2008). Выпускает сокращенное однотомное издание биографии Гитлера на 1000 страниц с примечаниями. Пишет о падении Третьего рейха в последний год войны (The End: Hitler’s Germany 1944–45) и рассматривает тридцать пять лет европейской истории, от начала Первой Мировой Войны (To Hell and Back: Europe, 1914–1949). На данный момент, последней работой автора является история Европы с 1950 по 2017 г.г. (Roller-Coaster: Europe).

Профессор Ян Кершоу

Одна очевидная причина, которая объединяет мотивы многих современных историков возвращаться к давно описанным темам – всевозрастающая доступность источников информации. И речь не только о десятках мемуаров окружения Гитлера, которые активно выходили еще в 1990-х годах, спустя полвека после окончания войны. Как раз к ним Ян Кершоу призывает относится с особой внимательностью и критическими вопросами. Но о массиве первоисточников по истории Веймарской республики, нацистской партии, лично Гитлера и Третьего рейха. В частности, многотомное собрание стенографии выступлений Адольфа Гитлера на протяжении его политической карьеры, от пивных Мюнхена до бункера под канцелярией в последние дни войны. В этом смысле даже при наличии 120 000 работ о Гитлере, работа Кершоу стала самой авторитетной среди них.

Было ли ХХ век веком Гитлера? Определенно, ни одна другая личность не наложила на наше столетие больший отпечаток, чем это сделал Адольф Гитлер. Двенадцать лет гитлеровского правления навсегда изменили Германию, Европу и весь мир. Он – одна из немногих исторических личностей, о которой можно со всей уверенность сказать: Без него история развивалась бы иначе.

Биография Гитлера Ян Кершоу

 

Биография vs. Социальная история

Сам Ян Кершоу отмечает, что всего за несколько лет до начала работы над книгой, не представлял себя за многолетней работой над классической биографией. В этом смысле, его монументальный труд о Гитлер ближе всего к культовой биографии от Иоахима Феста, увидевший свет за четверть века до того и вдохновлявший Кершоу. Один из ключевых эмпирических вопросов, которые ставит перед автором и читателем книга – Как Гитлер стал возможен? Не просто, как этот конкретный человек, начинающий художник из Вены и Богемский капрал, смог получить первый по важности пост в Германии. Но каким образом его власть в стране стала абсолютной, а мировая история была навсегда перекроена.

История Гитлера должна рассматриваться, как история его власти. Как ему удалось добиться ее, каким была ее суть, как он испытывал ее на прочность, каким ему было позволено расширять его до тех пор, пока не были нарушены конституционные догмы, почему сопротивление этой власти было таким незначительным. Но эти вопросы должны быть обращены к немецкому обществу, а не только в Адольфу Гитлеру.

Биография vs. Социальная история

Ответ на то, каким человек был Гитлер, почему он стал таким и как стала возможна его практически неограниченная власть в Европе, Ян Кершоу ищет в обществе, словно в дереве, плодом которого стал нацистский лидер. Чтобы вынести должные уроки из дней минувших, уже недостаточно упрощать Адольфа Гитлера до ярлыка сумасшедшего, одержимого оратора, бродяги из Вены, богемского капрала, фанатика или антисемита. Личность Гитлера может быть в полной мере раскрыта только через анализ социокультурных, исторических, политических, экономический и военных аспектов, как и они, в период 1930-1940-х годов не могут быть рассмотрены полноценно без участия Гитлера.

Вклад Гитлера в историю может быть оценен только через призму эпохи, которая его породила и которую он после уничтожил. Авторитетное изучение Гитлера, как личности, таким образом, должна стать отражением истории нацисткой эпохи в целом.

Гитлер и немецкое общество

Углубляясь в историю империи, затем Веймарской республики и Третьего рейха, сам Ян Кершоу отмечает, как важно соблюдать тонкую авторскую грань, имея дело с конкретной личностью. Как близко отстоит эмпатия, совершенно необходимая для попытки понять внутренние мотивы Гитлера, от симпатии, когда мы углубляемся в сознание конкретного человека, его страсти, страхи, воззрения и самые яркие мечты. В своем монументальном труде Ян Кершоу придает эпохе Гитлера парадигму на все ХХ столетие в следующих аспектах:

  1. Претенциозность статуса современного господствующего государства
  2. Высочайший уровень подавления общественного мнения и насилие по отношению к гражданам
  3. Мобилизация общественного сознания с помощью медиа пространства в невиданных масштабах
  4. Циничное нарушение норм общественного права и пренебрежение дипломатической этикой
  5. Преобладание крайних националистических взглядов в обществе и в вопросах внешней политики. Расовая нетерпимость и деструктивизм идеологии расового превосходства.
  6. Переход культурного общества в статус внутреннего и внешнего агрессора

Третий рейх Адольф Гитлер Ян Кершоу

Любая попытка провести серьезное исследование феномена нацизма без внимания к “фактору Гитлера” обречена на провал. Но подобный подход не должен ограничиваться лишь идеологическим воззрения Гитлера, его действиями, его личным вкладом в развитие событий. Историки должны помещать эти элементы, связанные с Гитлером в контекст социальных сил и политических структур, которые позволили и поддержали развитие системы, которая во многом полагалась на абсолют личной власти, со всеми драматическими последствиями, которые повлекла за собой.

Отличия / схожести с предшественниками

Уже во вступлении, сам автор Ян Кершоу быстро приходит к неизбежному упоминанию, пожалуй, двух самых известных биографий Гитлера до труда самого Кершоу. Это классический труд Алана Булока “Гитлер. Изучение тирании” (Hitler, a study in tyranny) 1952 года и монументальный 1000 страничный труд Иоахима Феста “Гитлер” (Hitler) 1973 года. Несмотря на десятки тысяч работ о нацистской Германии, Третьем рейхе и лично Гитлере, которые уже увидели свет до 1998 года, только отдельные работы, которые можно пересчитать на пальцах двух рук, стали бестселлерами и заслуживают внимание. Далее я хотел бы рассмотреть пять классических биографий Гитлера в контексте параллелей с работой Яна Кершоу и его личным отношением к ним.

Алан Буллок – Гитлер. Изучение тирании. Автор отмечает, что прочитал шедевр Алана Буллок еще будучи студентом. Позже по тексту книги Ян Кершоу отмечает, что ранняя биография Гитлера отличается рядом недостатков. В частности, тогда еще зачаточной базой первоисточников информации и использованием Буллоком сомнительных источников, таких как показания Рейнхольда Ханиша, книги Германа Раушнинга “Говорит Гитлер” (Hitler Speaks. A Series of Political Conversations with Adolf Hitler on his Real Aims, 1939). В приложениях Кершоу отмечает, что сам Буллок впоследствии полностью пересмотрел свое мнение относительно личности Гитлера.

Алан Буллок – Гитлер. Изучение тирании

 

Иоахим Фест – Гитлер. Снова же, сам автор отдает дань уважения монументальному труду, который рассмотрел Гитлера в социокультурном контексте, как это еще не делали до него до 1973 года, когда вышла книга. Влияние книги Феста повсеместно ощущается во время прочтения работы Кершоу. По формату, ориентации на социальные, политические и исторические аспекты немецкой и европейской истории, эти две работы сильно похожи. Вместе с этим, более поздняя работа Кершоу по определению более авторитетна, благодаря более свежим источникам информации и, наоборот, отходу историков от сомнительных показаний и фальсифицированных документов.

Иоахим Фест – Гитлер.

 

Вернем Мазер – Гитлер. Миф и реальность. Еще одна известная работа об Адольфе Гитлере 1970-х годов. Кершоу активно обращается к работе Мазера, но в большей степени как к примеру использования недостоверных источников. В частности, взята на веру Мазером статья о еврейских корнях отца Гитлера, Алоиза, не выдерживает серьезной исторической критики, как позже признанные сомнительными показания племенника Гитлера, Патрика. Это же относится и к якобы посещениям Гитлером родственников в городке Spital в 1917 году, к ошибкам Мазера в работе с вступительными оценками Гитлера, к принятию ошибок Августа Кубичека в отношении адреса Гитлера в Вене. Таким образом, Кершоу чаще приводит работу Мазера в случаях, где его предшественниками были допущены ошибки или взяты на веру сомнительные источники.

Вернем Мазер – Гитлер. Миф и реальность

 

Книга Бригитты Хаманн “Гитлер в Вене. Портрет диктатора в юности’’, которая вышла в свет в том же 1998 году, что и первый том биографии от Кершоу, является невероятно подробным источником о жизни Гитлера до 1913 года, включая экскурс в историю семьи и детство. Сам Ян Кершоу в разделе благодарности, среди прочих, благодарит свою коллегу Хаманн за помощь в работе над книгой. Действительно оба труда довольно осторожно обходятся с сомнительными источниками и подвергают перекрестной проверке, например, мемуары Августа Кубичека. Главы Кершоу о детстве и Венском периоде Гитлера в целом очень похожи на работу Хамман, и они взаимодополняют друг друга. Предыстория социокультурной обстановки в городе, история мест, связанных с Гитлером, анализ националистических движений. Цитаты книги Хамман уже носят рекомендательный характер для дополнения информации.

Хаманн “Гитлер в Вене. Портрет диктатора в юности’

 

Джон Толанд – Адольф Гитлер. Еще одна биография Гитлера 1970-х годов, которая, как и книга Буллок за двадцать лет до того, стала международным бестселлером, удостоенным, без малого, Пулитцеровской премии. Сам Кершоу довольно часто ссылается на 1000 страничную работу Толанда по той причине, что Джон Толанд провел более двухсот интервью с людьми, которые знали Гитлера лично или могли предоставить информацию о нем. С одной стороны, книга сама является в этих местах первоисточником информации. С другой, Кершоу обращает внимание, что ряд заявлений людей менялись на протяжении лет после войны, и что в целом прошло тридцать, сорок лет и человеческая память не может служить надежным источником фактов, которые всегда нужно проверять перекрестно.

Джон Толанд – Адольф Гитлер

 

Точки в спорных темах о Гитлере

Так как 2000 страничный труд Яна Кершоу считается на сегодня самой авторитетной биографий Адольфа Гитлера, вполне очевидно, что книга должна поставить жирные точки в спорных темах, которые, на протяжении, десятилетий была предметом спекуляций, последствием непроверенной информации и плодом фальсификаций истории. Также учитывая теперь возможную перекрестную проверку фактов, изложенных в ранних биографиях Гитлера их многотысячное число работ по теме, Кершоу пытается подвести эту черту. Автор честно признается читателю, что ответы на некоторые вопросы уже никогда не будут найдены или достоверно установлены и нам остается полагаться на фактический проверенный материал и опыт историографии.

Автор скрупулезно проводит проверку свидетельств ключевых, как принято считать, источников информации о жизни Гитлера в ранние периоды. В частности, не выдерживают никакие доводы воспоминания Ганса Франка, бывшего адвоката Гитлера и генерал-губернатора в оккупированной Польше, который он дал в преддверие казни в Нюрнберге. Якобы приведенные слова самого Гитлера о своей семье и Гели Раубаль являются инсинуациями. Кершоу активно цитирует Августа Кубичека и Рейнхольда Ханиша, говоря о Венском периоде, но постоянно указывает на неточности или явные подлоги в их свидетельствах. Книга Раушнинга Гитлер говорит причисляется, по известным причинам, к фальсификациям истории, не имеющий ничего общего с реальностью, так как Раушнинг никогда не встречался с Гитлером, чтобы якобы брать у него интервью.

Точки в спорных темах о Гитлере

 

1. Дед Гитлера по отцовской линии не был евреем. Кершоу развенчивает миф о том, что бабушка Гитлера, Мария Анна Шикльгруббер забеременела о сына хозяина, работая прислугой в еврейской семье Frankenberger в Граце. Приводя историческую документацию и ставя под сомнение слухи за ее отсутствием в них, автор приводит следующие доводы в пользу абсурдности мифа.

  • Нет никаких данных в пользу того, что Мария вообще когда-либо посещала город Грац.
  • В исторической области Штирия в Австро-Венгерской империи, состоянием на 1830-е годы вообще не проживало евреев еще три десятилетия.
  • В Граце в то время жила семья Frankenreiter, не Frankenberger, и они были австрийцами. Кроме того, их сыну, на момент рождения Алоиза Шикльгруббера было всего 10 лет.
  • Нет никакого подтверждения, что имела место многолетняя переписка между Анной Шикльгруббер и некоей семьей, как и пособия, которое якобы выплачивалось ее сыну до четырнадцати лет. Семья Frankenreiter сама жила в стесненном положении и не могла выплачивать пособие.
  • Изначально миф о еврейских корнях Адольфа Гитлера распространялся в пивных Мюнхена в 1920-х оппонентами нацистов, позже коммунистами и была ничем кроме слухов.
  • Якобы воспоминания бывшего адвоката Гитлера Ганса Франка, которые он дал во время суда в Нюрнберге, не выдерживают никакой критики. В частности, его якобы воспоминания о личной беседе с Гитлером о дедушке, поиске свидетельств и последующем их сокрытии. Например, Франк утверждал, что Гитлер рассказывал ему, что бабушка делилась своей историей – Мария Шикльгрубер умерла за 42 года до рождения Адольфа Гитлера и последний не мог делиться с Франком такой информацией.
  • Слова Франка о письме, которым Гитлера якобы шантажировал его племянник Уильям Патрик в середине 1930-х, тоже не выдерживают критики. Молодой человек не мог знать такие подробности семейного древа дяди и благополучно прожил в Германии до 1938 года. Его последующие откровения для парижской газеты в 1939 году не содержат никакого упоминания дедушки Гитлера и факта шантажа.
  • Гестапо, которым было дано указания проверить родословную своего фюрера, не удалось найти никаких новых сведений, которые бы расходились с официальной версией.

Третья вероятность отцовства Алоиза Гитлера, которую часто приводят, состоит в том, что дедушкой Адольфа Гитлера по отцу был еврей. Слухи об этом отсылают корнями к пьяным разговорам в мюнхенских пивных в 1920-х и после были раздуты западной прессой в 1930—х. Существовало предположение, что “Хюттлер” было еврейским именем, корни которого якобы можно было проследить вплоть до еврейской семьи Гитлер в Бухаресте. Звучали еще более невероятные инсинуации, что отец Алоиза принадлежал к семейству Ротшильдов, в чьем доме в Вене якобы работала прислугой его мать.

Дед Гитлера по отцовской линии не был евреем

2. Отношения Адольфа с Отцом. Кершоу подвергает серьезной проверки собственные слова Гитлера о своем детстве и противостоянии с отцом, который он описал в Mein kampf. Автор ставит под сомнение самооправдания будущего канцлера Германии, что плохие оценки в училище в Линце были плодами протеста против наставлений отца. Приводя школьный аттестат молодого Адольфа, обращаясь к цитатам Августа Кубичека, пытаясь анализировать собственные пангерманские воззрения Алоиса Гитлера, затрагивая образ матери семейства Клары, Ян Кершоу в целом подтверждает, что по крайней мере общий тон отношений с отцом, описанный Гитлером в мемуарах, отвечал действительности. Как и нежелание стать государственным чиновников Австрии отчасти повлияло в будущем на формирование личности и амбиций Гитлера.

Чем больше Адольф сопротивлялся воле отца, то более авторитарным становилось отношение родителя к этому вопросу. Проявляя несменяемое упрямство, когда отец спрашивал сына о его будущем, Адольф позже будет утверждать, что в глаза говорил отцу, что хочет стать художником – вариант, который никак не мог принять старомодный государственный служащий Алоиз. “Художник? Никогда, пока я жив” – отвечал отец.

Отношения Адольфа с Отцом

 

3. Бездомный Гитлер на улицах Вены. Хотя ранние биографии Гитлера, в том числе книга А. Буллока и исторический бестселлер “Взлет и падение Третьего рейха” Уильяма Ширера 1960 года, активно пользовались словами самого Гитлера из Mein Kampf, в последующие десятилетия к венскому периоду жизни Гитлера возникало все больше обоснованных вопросов. Все же Ян Кершоу сходится на том, что слова Гитлера о его бедственном положении, о рационе из черствого хлеба и молока, осенью 1909 года, не являлись преувеличением. Он приводит ряд цитат и собственных заключений, которые указывают на то, что Гитлер действительно не имел постоянного места жительства с сентября по декабрь 1909 г.

  • В регистрационной записи дома по адресу Sechshauserstraße 58, от 16 сентября 1909 года указано, что “студент” Гитлер покинул жилье, не оставив нового адреса. Согласно тогдашнему законодательству, как гражданин Австрии, Гитлер должен был сообщить полиции свое место проживание, чего он не сделал, вполне возможно, даже не заплатив за месяц ренты на Sechshauserstraße 58.
  • До декабря 1909 года, когда имя Гитлера появляется в регистрационных бумагах приюта для бездомных Meidlung, нет никаких записей о его жизни в Вене, в особенности в полицейском реестре, что указывает на то, что в этот период Гитлер не снимал квартиру.
  • Вместе с этим, Адольф должен был сообщить своему опекуну Йозефу Майрхоферу адрес, куда ему ежемесячно (вплоть до 1911 г.) приходило сиротское пособие в размере 25 крон в месяц. Что не мешало ему указать адрес, не являющийся его постоянным местом жительства.
  • Несмотря на сомнительность показаний Рейнхольда Ханиша во многих деталях, все же общие сведения об их с Гитлером знакомстве в приюте Meidlung находятся перекрестное подтверждение. В частности, сведения Ханиша, о том, что Гитлеру приходилось ночевать в дешевых кафе возле вокзала Westbahnhof, соотносятся с локацией двух его первых домой в Вене и Больницей Милосердных сестер, где бесплатно кормили бедных.
  • Создание нацистскими властями подложной легенды о жизни своего фюрера по адресу Simon-Denk-Gasse 11 в Вене косвенно указывает на то, что Гитлер какое-то время действительно был бездомным. После Аншлюса Австрии весной 1938 года и изъятии следователями НСДАП оригиналов документов, подогревалась версия, что Гитлер жил в этом доме – причем другие адреса не упоминались. На самом деле Гитлер никогда не проживал по адресу Simon-Denk-Gasse 11, рента в котором, в более презентабельном здании ближе к центру города, была ему не по карману.

Бездомный Гитлер на улицах Вены

 

4. Первый сексуальный опыт и миф о гомосексуальности. Лавируя между собственными изречениями Гитлера и мемуарами Августа Кубичека, а также рядом косвенных источников, Кершоу приходит к выводу, что на момент отъезда из Вены в 1913 году, в возрасте двадцати трех лет, Гитлер еще не имел сексуальных отношений с женщинами. Вместе с этим, автор отбрасывает послевоенные спекуляции о гомосексуальности, половых дисфункциях или насилии Гитлера, которые не имеют под собой никаких фактов. В частности, можно привезти ряд доводов из книги

  • Согласно воспоминаниям и личному мнению Августа Кубичека, он никогда не видел Гитлера с девушкой во время их дружбы в Линце или совместной ренты квартиры в Вене. Когда Кубичек однажды привел домой другую студентку, то столкнулся с тирадой Гитлера и недовольством. В своих мемуарах он также вспоминает пространные слова Гитлера о девушке по имения Стефания из Линца, в которую он был влюблен в молодости. Кубичек писал, что Гитлер отвергал гомосексуализм, не прибегал к мастурбации и резко критиков проституцию, которую они с Августом могли наблюдать в Вене. Гитлер игнорировал внимание молодых девушек в опере, а после очередного представления или прогулки по задворкам мог разразиться тирадой на этот счет. Воздерживаясь от сексуальных связей, молодой Гитлер, тем не менее, был захвачен темой сексуальности.
  • Среди свидетельств постояльцев мужского общежития Маннерхейм, где Гитлер провел три года с февраля 1910 по май 1913 года, есть обилие информации о его поведении, политических дискуссиях, но нет никаких упоминаний о женщинах.
  • Автор анализирует своеобразный целибат Гитлера через призму его пангерманских воззрений, под впечатлением от движения Schönerer, идеями которого Гитлер увлекся в Венский период. Воздержание от сексуальных утех, даже в городе доступности любви, как Вена начала ХХ ст., приравнивалось к отказу от алкоголя и сигаретам, к ведению строгой здоровой диеты питания. Таким образом должна была закаляться личность и тело.
  • Книга приводит цитаты показания Рейнхольда Ханиша, которые являются сомнительным источником, но в целом подтверждают воспоминания Кубичека о том, что у Гитлера не было сексуального опыта в венский период.
  • Послевоенные сведения о сексуальной дисфункции Гитлера, отсутствии одной тестикуллы, и влиянии этого на его личность не являются не более чем спекуляцией и основаны на сомнительных советских источниках о якобы вскрытии обгоревших останков Адольфа Гитлера советскими патологоанатомами. Этот пример фальсификации истории не подтверждается реальными обследованиями еже живого Гитлера его лечащими врачами в Германии.

Последующие слухи о сексуальных извращенных взглядах Гитлера основаны на сомнительных слухах. Предположения, а таких было много, что добровольное подавление сексуальности в себе позже привело к садомазохистским наклонностям и подозрительности, являются не более чем комбинацией слухов, пересуд из вторых рук, предположений и инсинуаций, распространяемыми политически врагами Гитлера.

Первый сексуальный опыт и миф о гомосексуальности

 

5. Антисемитское мировоззрение в Вене. Каждая серьезная биография Адольфа Гитлера сталкивается с дилеммой определения истинности его собственных автобиографических пассажей о формировании антисемитского видения мира уже во время жизни в Вене в 1907-1913 г.г. Ян Кершоу ставит под сомнение это традиционно принятое утверждение, проводя перекрестный анализ источников и социокультурной жизни в Вене того периода. В то время, как ряд источников утверждают о более ранних антисемитских воззрениях Гитлера, Кершоу приходит к более позднему их формированию, после отъезда из Вены.

  • Кершоу очень осторожно обращается с мемуарами Августа Кубичека, называя его пассажи об антисемитизме Гитлера самой ненадежной частью и без того полных неточностей воспоминаний. Практически все утверждения Кубичека по теме являются сомнительными. Согласно ему, Гитлер уже был антисемитом в Линце в 1907 году, и таких же взглядов ранее придерживался до самой смерти Алоиз Гитлер. Кубичек почти наверняка выдумал историю с посещением еврейской синагоги в Вене, как и додумал собственное свидетельство рождения знаменитой истории Гитлера из Main Kampf о еврее в черном кафтане.
  • В марте 1938 года, после аннексии Австрии, гестапо изъяло у доктора Эдуарда Блоха, еврейского врача, ухаживавшего за Кларой Гитлер, две открытки, в которых молодой Адольф Гитлер, предположительно на новый 1908 год, благодарил Блоха за участие в последних месяцах жизни матери. Тридцать лет спустя Гитлер даст личное распоряжение охранять имущество еврейского врача Блоха и позволить ему с женой выехать в США.
  • Требующие тщательной проверки показания Рейнхольда Ханиша, тем не менее, указывают на то, что во время их общения и сотрудничества, у Гитлера не было выраженным антисемитских взглядов. Кроме того, он завел дружбы с некоторыми евреями в мужском общежитии и положительно оценивал еврейских торговцев, отдавая им предпочтение с собственными картинами. Во время жарких обсуждений в читальном зале мужского общежития Маннерхейм, Гитлер выражал свою позицию относительно расовых вопросов, но они не выражали ненависть по отношению к евреям, что расходится с собственными пассажами Гитлера о формировании стойкой идеологии к 1910 году. Обратные показания Йозефа Грайнера, как ранее показал Кершоу, не заслуживают доверия, как источник.

Антисемитское мировоззрение в Вене

Принято считать, что несмотря на ряд неточностей в автобиографической части Main Kampf, Гитлер на самой неделе сформировался как ярый антисемит во время проживания в Вене. Однако заслуживающие доверия источники, помимо слова самого Гитлера, не подтверждают этого убеждения. Интерпретация фактов лежит где-то в балансе между возможностями.

Таким образом, нет ни одного надежного подтверждения того, что Гитлер сформировался как параноидальный антисемит в Венский период. Если верить показаниям Рейнхольда Ханиша, Гитлер вовсе не был антисемитом в этот период. Кроме этого, близкие товарищи Гитлера по Первой Мировой Войне также свидетельствовали об отсутствии стойких антисемитских взглядов. Таким образом, Гитлер почти наверняка додумал свой переход к антисемитизму в Венский период в то время как его ненависть к евреям получила проявление в конце войны в 1919-1919 г.г.

6. Отношения с Гели Раубаль. Ян Кершоу подводит итог одной из самых скандальных и вызывающих инсинуации, тем в биографии Гитлера. Фактически нет достоверных свидетельств того, что Адольф Гитлер вступал в сексуальную связь со своей племянницей, так и нет доводов, достоверно доказывающих обратное. Автор разбирает целый ряд слухов, сомнительных и заслуживающих доверие источников.

  • Домоправительница квартиры Гитлера, в которой жила и покончила самоубийства Гели Раубаль в послевоенном интервью отвергла предположение, что Гитлер вступал в интимную связь со своей племянницей. Одним из источников этих слухов являлся Отто Штрассер, ставший политическим противником Гитлера после исключения из партии.
  • Версия о том, что Гитлер сам убил свою племянницу или что это сделали члены СС по его указанию, чтобы не допустить скандала, не выдерживают никакой критики. Несмотря на слухи, распускаемые врагами Гитлера, на теле Гели не было найдено никаких следов насилия, кроме пулевого отверстия. Сам Гитлер был в Нюрнберге во время происшествия и испытывал такую зависимость от племянницы, что едва ли мог приказать ее устранить. Якобы слухи о том, что Гели была беременна от еврейского студента в Мюнхене или от офицера, являются ничем более, чем спекуляциями Бриджет Гитлер (жены сводного брата Адольфа, Алоиза) и Ганса Франка (свидетельства которого уже доказали свою несостоятельность).

Какой бы не была природа отношений Гитлера со своей племянницей, а все слухи основаны не более чем, на догадках и спекуляциях, не вызывает сомнений тот факт, что в первый в жизни (после любви к матери) Гитлер стал эмоционально зависим от женщины. Носили ли отношения с Гели Раубаль откровенный сексуальный характер невозможно установить доподлинно.

Отношения с Гели Раубаль

  1. Поджог Рейхстага. Несмотря на послевоенные спекуляции и даже вошедшую в историю фразу о “Поджоге рейхстага”, Ян Кершоу не нашел утвердительных доказательств тому, что нацисты были причастны к акту саботажа. Книга более глубоко разбирает вопрос и приводит нас к выводу, что нацистские власти воспользовались инцидентом, исказив истинные мотивы Маринуса ван дер Люббе, по факту фанатика. Придя в истерическое состояние, Гитлер теперь сформировал миф о коммунистическом восстании и атаке на немецкую государственность, которая должна быть защищена.

Когда Рудольф Дилс, который позже станет первым главой Гестапо в Пруссии, попытался сообщить Гитлеру о допросе ван де Люббе, канцлер прибывал в истерическом состоянии. Дилс пытался донести до фюрера, что поджог был делом рук безумца, но Гитлер грубо прервал следователя, крича, что все это было спланировано коммунистами заранее. Что лидеры коммунистов должны быть повешены еще до конца дня и не будет пощады также Социал-демократам.

Поджог Рейхстага

TAKE THESE TO READ NEXT
  • Favorite list is empty.
LoadingClear favorites