«Моя война» (Mein Krieg, 1990) - Анализ док. фильма

Моя война (Mein Krieg, 1990)

Происхождение материалов

Свидетельства «проигравшей» стороны, еще и уличенной в развязывании жестокой войны, традиционно вызывают жаркие споры, моментально опускают впечатлительных до перехода на личности и точки зрения, часто без рационального зерна. Если закрыть лицо руками – действительность никуда не девается, как и остаются мнения немецких солдат, переживших поражение своей страны и последующие годы перемен. Профессиональный подход к изучению тематики подразумевает разносторонний подход к источникам и Mein Krieg, в этом смысле, обеспечивает виденье известных событий из уст тогда молодых парней, запечатлевших на свои портативные видеокамеры, хронику самого значимого события в ХХ столетии. Спустя сорок с лишним лет (запись интервью имела место во второй половине 1980-х) шесть немецких ветеранов, некогда получавших удовольствие от своего увлечения съемкой, комментируют хронику, долгие годы хранившуюся в личных архивах. Личные пояснения – то, чего обычно лишен зритель при просмотре готового монтажа военной хроники, где кадры подбираются под готовый сценарий или его наброски.

Конечно, съемкам интервью предшествуют подготовительная работа и согласование сотрудничества. Их будущие рассказчики приводят в порядок свои коллекции, проверяя наличие и сохранность важных для них ценностей. После монтажа фильма зритель, вместе со съемочной группой и интервьюируемыми, словно в первый раз за четыре десятилетия, проникает внутрь шкафов, картонных коробок и шкатулок. Один из них берет в руки свою камеру, которая прошла ужасы Восточного фронта и приятно удивлен ее сохранностью – кажется, что добрый стереотип о немецком качестве находит в данном случае очередное подтверждение. 8-мм аппарат до сих пор заводится и работает. Другой открывает кладовую, и после сцены, бережно прокручивает на миниатюрном проекторе (где изображение демонстрируется на небольшом подобие экрана с ладонь размером) свои военные записи. Старый солдат вспоминает, что камера была проста в обращении, и он не имел дело с серьезными поломками – даже в лютые морозы наступления на Москву аппарат работал, а его удобный размер позволял носить в кармане формы.

Происхождение видеохроники из архивов

Большая часть представленного материала является черно-белой, а если точнее – темно синей или серой, так как привычные нам сегодня оттенки не цветного кино появились чуть позже или проходили дополнительную обработку. Один из рассказчиков демонстрирует редчайшие кадры цветной кинохроники наступления на Восточном фронте против СССР летом 1941 года – одни из немногих известных сегодня в стане любительских. Примечательно, что реальная хроника занимает примерно половину полуторачасового хронометража, что в сочетании с качественным монтажом обеспечивает почти беспрерывное погружение в рассказываемую историю.

Черно-белые и цветные кадры войны на Востоке

Что попало в кадр

Хотя фотоаппараты маленького размера уже не были диковинкой даже среди солдат на фронте, видеокамеры все же были редкостью, и сослуживцы обычно с удовольствием позировали операторам-любителям. Все шестеро ключевых рассказчиков были участниками наступления на Восточном фронте против СССР, но хронология представленных кадров берет начало раньше. Мы видим сцены подготовительного лагеря молодежных отрядов и закадровые комментарии еще живого (на момент взятия интервью) оператора дают представление о железной дисциплине, в которой закалялись будущие мужчины. Также зрителю представлены личные кадры одного из солдат, который побывал в Варшаве осенью 1939 года. Для него все окружение было чем-то новым и это сегодня, с высоты прошедшего времени и не вовлечения в тему, со стороны наблюдателя, легко делать выводы и строить заключения о морали. Для двадцатилетнего же парня, вовлеченного в самые значимые события своего времени, попадавшие в объектив вещи, были чем-то необыкновенным.

На хронике остался в большей мере личный опыт простых солдат, шестеренок в механизме Мировой Войны, чем подробная военная хроника сражений. Большая часть материала передает бытовую, повседневную составляющую. Молодые парни, играющиеся с бомбой, бреющиеся в окопах, отдающие честь при выходе из барака. Попали в объектив и ужасы войны. Например, кадры 90-тысячной колонны советских военнопленных – серой тучи людей, к обращению с которыми не были готовы немецкие солдаты. Гражданское население оккупированных земель, убирающее трупы своих соотечественников без надзора или принуждения. Исковерканное тело немецкого солдата, оставившего свою жизнь в тысячах километров от дома. Колонны немецких танков, с энтузиазмом наступающих вперед на цветной хронике.

Что попало в кадр любительской хроники Второй Мировой

Операторы войны

При всем усердии мне не удалось найти в свободном доступе даже имен шести участников проекта, чтобы факультативно подготовить информацию об их жизни вне того, что было озвучено в рамках фильма. Надпись, сопровождавшая премьеру и последующие передовицы изданий видеоносителей, звучит следующим образом: World War II through the eyes of six ordinary men caught up in a devastating military campaign (Вторая Мировая Война глазами шести обычных мужчин, ставших частью разрушительной военной кампании). На момент работы над фильмом, этим свидетелям войны было уже порядка семидесяти лет. И хотя имена и фамилии не озвучиваются в финальных титрах, возможно дело не в договоренности о конфиденциальности.

Шесть немецких солдат, бывших операторов

Впрочем, говорить о полной откровенности трудно, как и в случае абсолютно с любым личным опытом. Рассказчики довольно открыто высказывают свое отношение к показанной хронике. Понятно, что кадры говорят о личном присутствии ветерана в той или иной ситуации. Они вспоминают обстоятельства, и даже мелкие детали событий, которые имели место за сорок лет до разговора. Все проводят оценку тогдашней политической, социальной и моральной атмосферы внутри их родного германского общества. Что привело молодых парней в вооруженные силы Вермахта и как они в один день оказались активными участниками наступающей армады по плану Барбаросса. Один из бывших солдат отказывается, а точнее просит разрешения не отвечать на вопрос, принимал ли он личное участие в расстрелах партизан и оказывающего сопротивление гражданского населения.

Основные темы интервью немецких ветеранов


Mein Krieg 1990 - My Private war overview

11 ноября 2016